May 20th, 2008

К 20-летию кончины Учителя

24 мая 2008 года исполняется двадцать лет со дня кончины одного из моих учителей - Алексея Федоровича Лосева (1893–1988). Познакомился с ним в 1961 году, когда сразу после окончания физического факультета МГУ работал в издательстве Физико-математической литературы и получил на редактуру рукопись Алексея Федоровича об античном атомизме и приехал с ней к нему домой для снятия вопросов и познакомился и стал ему помогать (конспектировал книги в спецхране Ленинской библиотеки, обсуждал новые поступления философской литературы из-за рубежа, беседовал по волновавшим меня высшим вопросам). Чем больше проходит времени после его ухода, тем выше он предстает в моих глазах (так часто бывает, ибо большое видится на расстоянии). Ныне вижу, как много от него получил не просто в плане эрудиции и понимания античности, а прежде всего в плане интуиции Архипрограммы бытия сущего, лежащей в основе всего. Мне посчастливилось знать его и перенять заряд его мудрости, ибо Правая Вера, которую исповедую и продвигаю, во многом основывается и на его постижениях.

Сегодня он считается классиком - выдающимся русским философом, православным мыслителем, писателем, переводчиком и комментатором античной и средневековой литературы и не только продолжателем, а в череде мыслителей Серебряного века русской культуры и завершителем отечественных традиций символизма и всеединства, давшего значительные образцы органичного сопряжения неоплатонической диалектики (в ее христианском переосмыслении) и структурно-типологической интеллектуальной техники новоевропейского типа в применении к различным областям философии, эстетики, теории литературы, семиотики, лингвистики, музыковедения, оснований математики. Сам себя он называл философом имени, числа, мифа.Collapse )

Цельники бытия и частники сущего

Хотя Правая Вера, всходы которой взошли в ХХ веке в ряде стран Старого и Нового Света, вбирает в себя и с единой точки зрения истолковывает откровения всех религий, постижения всех мудрецов и открытия всех наук, её организационно-миссионерский прорыв становится возможным лишь при переходе к постиндустриальному «обществу знания», к глобализирующемуся «информационному миру». Новое вино не вмещается в старые меха прежних систем ценностей-мировоззрений. Несостоятельными предстали вульгарно-просвещенческие модели бесконечного прогресса и вечного круговорота, зато выяснилась ключевая роль активности человеческого сознания в фундаменте сущего и в непрерывном воссотворении Круга Времени, сопряженного с известной космологической моделью вечного возвращения и с основаниями математики и логики. На первый план вышел «антропный принцип», субъект как демиург. Соответственно социализация человека перестала быть самоцелью, а стала средством его субъектизации. Высшей же целью субъектного человека остается восхождение к Богочеловечеству, но не ради вечного упокоения, а ради соучастия в высшем акте Богосаможертвоприношения (прообразы - Пурушамедха в Ригведе Х, 90, Голгофа в Новом Завете, жертвоприношение Исмаила в исламе). Этот высший акт фокусирует-поддерживает-определяет алгоритмы и мотивы действий людей и обществ и позволяет понять их историю. Он же задает общий знаменатель онтологии и гносеологии. Правая Вера как прикладная эсхатология является истинно-самосогласованным мировоззрением наступившей эпохи Конца.

Богосаможертвоприношение – исходное первозданное откровение, данное людям в мифах и зафиксированное в Священных Писаниях. Оно открывается высшему вопрошанию, что предполагает высокий уровень самоаффектации, но необходимая для этого духовная сила доступна не каждому, как не каждый может быть шаманом-жертвоприносителем, жрецом-хотаром. И подобно тому, как ребенок восходит во взрослый человеческий мир через язык и социальные нормы благодаря посредничеству своих родителей, учителей и сообщников по детским играм, так профанный человек благодаря посредничеству священнослужителя способен приобщиться к таинству Богосаможертвоприношения через обряд (например, в христианстве - евхаристия). И как для ребенка во взрослом мире желательно, чтобы тот или иной частный язык или частная социально-культурная норма не изолировала его от остального человечества, так и в духовном мире чрезвычайно важно, чтобы тот или иной частный обряд не заслонял цельную и единую для всех суть Богосаможертвоприношения.

Различие между цельником и частником глубинно и не всегда преодолимо из-за особости человеческих душ и разного уровня их стартовой ступени и энергетического потенциала восхождения к высшему, что во многом предопределено их физической и психической наследственностью и местом в иерархии (или спектре) человеческих судеб. Необходимо в постиндустриальную эпоху не ограничиваться социализацией низов, а создавать режим наибольшего благоприятствования для возгорания искры Божьей в душах и взращивания массовой низовой субъектности, что сопряжено с преодолением бедности и с обретением экономической самодостаточности для максимально возможного числа тех, кто желает таковую обрести. Правда, и богатство (экономическая самодостаточность) не гарантирует способность к высшему вопрошанию как форме саможертвенности. Во всяком случае, если человек не способен (не имеет сил) к высшему вопрошанию, он обречен на ту или иную стезю низкого существования. Поэтому цельник и частник – неравномощны. Если цельнику дарованы цель и смысл его бытия, то частник довольствуется соблазнами и гипнозами окружающего его сущего и обычно по-стадному разделяет то или иное частное светское или конфессиональное суе- и обрядоверие.Collapse )

Естественно, Правая Вера встречает наибольшее раздражение и неприятие среди недавно оборотившихся к тому или иному суе- и обрядоверию частников, особенно если эти частники уже достаточно «вложились» в свою частность и временем, и текстами. Ведь сам факт явления цельника, возвышающегося над любой конфессией и любым «измом», но не отвергающий их с порога, а правоверно истолковывающий их же «исходники» - как нож острый, как крах их гордыни. Они надеялись стать первыми парнями в частной деревне, а оказались даже не на задворках, а за воротами цельного Града. Они – в дерьме сущего, а цельники – в белых одеждах бытия. И спор с цельником для частника – как Страшный Суд в миниатюре, как разоблачение его лжеучения и отшвыривание в ад. Впрочем, никому не заказано обращение частноверующего Савла в правоверного Павла. Каждый сам выбирает свою участь, и если, обладая свободой воли и ремеслом интеллектуала, пренебрег Правой Верой и предпочел тешить свою гордыню в той или иной частности – кори потом себя и свою карму. Каждому – своё! (suum cuique древних римлян, jedem das seine на воротах Бухенвальда).

Без вопрошания о высшем бытии не найти правильных ответов на вопросы о низком сущем. Богосаможертвоприношение и сопряженные с ним алгоритмы "круга времени", "активности субъекта" и обмена-дара определяют когнитивные, социальные, биологические и физические акты. Ни одна насущная проблема исцеления России и её модернизации не решается без выбора предназначенной ей Высшей Цели. Никакие частники заведомо не вытащат нашу страну и наш народ из нынешней сатанинской воронки. Короче – лучше быть цельным-здоровым, чем частным-больным. От выбора между бытием и сущим уже не уклониться.

Шокирован и впечатлен

Когда общался с Андреем Илларионовым, то внутренне почувствовал, что он ушел с поста экономического советника Владимира Путина по собственной воле, по велению совести. Ну не мог он терпеть лицемерие и ложь, и чашу терпения переполнила гнусная расправа с Михаилом Ходорковским, и от греха подальше решил покинуть команду президента, чтобы не запачкаться вконец, потом всю жизнь не отмоешься. Это пусть всякая ципко вешает людям лапшу на уши и с умным видом и вроде бы убежденностью выдает черное за белое, а Андрей Николаевич сохранил честь.

Он с близкого расстояния знает тех, кто нами ныне правит. В основном я согласен с его оценками. А там, где не согласен, отмечаю в Комментарии. Ниже – его беседа с Дмитрием Быковым Андрей Илларионов: Медведев стал президентом в результате спецоперации (Собеседник, Москва, 21-27 мая 2008 года, № 19 /1212/, стр. 16-17):

«С экономистом Андреем Илларионовым, в прошлом экономическим советником Владимира Путина, а ныне старшим научным сотрудником Института Катона и президентом фонда «Институт экономического анализа», мы встретились на собравшейся в Москве 17 мая Национальной ассамблее. Илларионов был одним из ее инициаторов. Ассамблея – альтернативный парламент, где представлено почти полсотни партий и движений со всей России.

Неинтересные вопросы

– Как по-вашему, о чем говорит состав нового правительства?

– Неинтересный вопрос.

– Почему?

– Потому что оно нелегитимно, как и президент, и назначенный им премьер. Они пришли к власти в результате профанированных, фальсифицированных выборов. Деятельность органов, сформированных в результате спецоперации, политической интерпретации не подлежит.

/МОЙ КОММЕНТАРИЙ: Это уже очень внятная и сильная оценка – по сути, правильная/Collapse )

/МОЙ КОММЕНТАРИЙ: Я тоже считаю Национальную Ассамблею 17 мая 2008 года – триумфом радикальной оппозиции. Но я свою высокую оценку этого начинания основываю не на абстрактных сравнениях и упованиях, а на том факте, что конкретно вижу почти дюжину орговиков, которые могут остановить мародерство и произвол в России, если только не рассорятся, не утратят ритм согласованной политической работы/

– У вас есть прогноз медведевского царствования? Ожидает ли нас хотя бы половинчатая либерализация или все пойдет по линии наращивания этого насилия?

– Терпеть не могу делиться мрачными прогнозами. Но оптимистических взять неоткуда. У сегодняшней власти два выхода – либо подтвердить свою легитимность (чего она делать не собирается), либо усиливать гнет. Симптомы этого усиления я вижу повсюду – достаточно вспомнить 6 мая… 7 мая… 9 и 10 мая… далее везде.

– А лично вы подвергаетесь давлению?

– В той же мере, что и все. Меня, как и всю страну, пытаются постепенно лишить гражданских прав, свобод и человеческого достоинства. Просто я уже знаю, к чему это приведет, а стране еще предстоит в этом убедиться».