December 3rd, 2019

Субъектность - не субъективность

Термин "субъектность" стал модным в России совсем недавно на моих глазах, и до сих пор некоторые переводчики философских текстов передают немецкое Subjektivität или английское subjectivity как "субъективность" в смысле какого-то вкусового прихотливо-изменчивого отношения конкретных личности или группы людей к тому или иному считающемуся "объективным" явлению. Из-за таких переводчиков непонятными становятся русские переводы не только ключевых текстов Карла Маркса (например, перевод первого из одиннадцати "тезисов о Фейербахе") или Мартина Хайдеггера (например, перевод его доклада "Время мирообраза /Die Zeit des Weltbildes/"), но и почти всех остальных трудов философов 19-21 вв. Между тем без понимания именно "субъектности" невозможно говорить ни о творении мира, ни о творчестве человека, ни об аксиоматике математики и политики.

Сам термин "субъект" - этимологически от латинских "sub" ("под", "позади") и "iacere" ("метать", "бросать"), а те в свою очередь - от праиндоевропейских корней *upo ("под") и *ye- ("метать", "бросать", приводить в движение", "побуждать", "принуждать"). Отзвуки этих первобытных смыслов - бытовые выражения "метать икру", "бросать палку" etc.

Разумность (способность мышления, по-гречески "диа-нойя" = "дву-умие") сопряжена с субъектностью как способностью самораздвоения и взгляда на себя как бы со стороны. По определению Платона, диа-нойя - это "происходящая внутри души беззвучная беседа ее с самой собой" (Софист 263е3-5). Чтобы сотворить мир, надо первоначалу Единого раздвоиться, и чтобы человеку что-то сотворить-помыслить - надо себя "раздвоить" и исторгнуться из собственного "под" и образовать перед собой "пред-мет" (об-ъект). Поэтому Творец мира, как бы его ни понимать (Слово, Архипрограмма, Intelligent Design и т.п.), - это прежде всего субъект, и человек тоже субъектен, если не погасил в себе доставшуюся ему от Творца "искру творчества".

Согласно Моисееву Пятикнижию (древнееврейская Тора), творение человека означает дарование ему свыше искры сотворения - самодвижущейся "души живой". "И создал Господь Бога человека из праха земного, и вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душею живою" (Бытие 2:7). Ещё не будучи подобно детям полноценно-субъектными, первобытные люди жили в раю (в античной мифологии - золотой век Кроноса-Сатурна) и обладали, как и одиннадцати-восемнадцатимесячные младенцы, предсубъектно-протосубъектной способностью речи и наречения "имен всем скотам и птицам небесным и всем зверям полевым" (Бытие 2:20).

Благодаря искре субъектности, человек есть "образ и подобие Господа Бога" и потому владыка и "над рыбами морскими, и над птицами небесными, и над скотом, и над всею землею, и над всеми гадами, пресмыкающимися по земле" (Бытие 1:26). Искра субъектности отличает созданного "из земной глины" человека (даже годовалого) от созданного "из небесного огня" ангела, которого можно сравнить со служебной программой некоей всеохватывающей Архепрограммы бытия сущего (в смысле Жака Деррида). Однако одна из подпрограмм неизбежно причастна этой "искре" и потому своевольно воздействует на субъектное "самораздвоение", "сбивая с прямого пути" долга и провоцируя ложь, соблазн, грех. Пророку Мухаммаду открылось в Священном Коране (Сура 2 Аль-Бакара /Корова/ аяты 30-34, русский перевод привожу по сайту https://falaq.ru/quran/munt/2:

30. Аллах - хвала Ему Всевышнему! - разъяснил, как Он сотворил человека, поставил его наместником на земле и одарил его знаниями о вещах. Вспомни (о Мухаммад!) ещё другую милость Аллаха, оказанную человеку, когда Господь объявил ангелам о Своём решении поставить на земле наместника - Адама и его потомство - и даровать им знания. Ангелы спросили: "Разве Ты поставишь на ней того, кто будет творить там непотребства, проливать кровь, сеять вражду из- за своих нечистых страстей? А мы возносим Тебе хвалу, славим Тебя, отвергаем от Тебя всё, что не подобает Тебе, и превозносим Твои благодеяния". Он сказал: "Поистине, Я - Всеведущий и знаю то, чего вы не знаете!"
31. Аллах сотворил Адама и научил его именам и названиям предметов, которые будут употребляться в жизни. Затем Он предложил ангелам предметы, связанные с человеческой мыслью и образом жизни, и сказал: "Сообщите Мне имена этих, если вы правдивы в том, что имеете больше прав быть наместниками на земле благодаря вашему поклонению и повиновению Мне и что нет лучше вас"
32. "Хвала Тебе! Мы отвергаем от Тебя всё, что не подобает Тебе! - сказали ангелы. - Мы признаём свою неспособность и не возражаем. Мы знаем только то, чему Ты нас научил. Поистине, Ты - Всезнающий, мудрый во всех делах!"
33. Аллах сказал Адаму: " О Адам, сообщи ты им названия этих предметов и их предназначение, которым ты научился!" А когда он сообщил им их названия, то Аллах сказал: "Разве Я вам не говорил, что знаю всё сокровенное на небесах и на земле и то, что вы обнаруживаете, и то, что скрываете в душах?"
34. И вот Мы сказали ангелам: "Поклонитесь Адаму!" И поклонились они ему, кроме Иблиса. Он превознёсся и отказался поклониться, и оказался в числе неверующих".

Первобытный человек-ребёнок Адам и созданная его "плоть от плоти" подружка-жена обитали в раю, и первой достигла половой зрелости жена, которую Иблис подвигнул поесть какой-то галлюциноген и испытать оргазм субъектного самораздвоения. Жена уговорила Адама тоже съесть запретный плод с "древа познания добра и зла". Так свершилось познание добра и зла (в иудеохристианстве и исламе - Грехопадение). И они взглянули на себя со стороны и вступили в субъект-субъектное отношение - "И открылись глаза у них обоих, и узнали они, что наги, и сшили смоковные листья, и сделали себе опоясания". И они оба поняли, что приобщились к высшему, и убоялись Господа Бога. И это уже не безмятежное райское существование, их богоподобие смыкается отныне с богоравенством. "И сказал Господь Бог: вот, Адам стал как один из Нас, зная добро и зло; и теперь как бы не простер он руки своей, и не взял также от дерева жизни, и не стал жить вечно" (Бытие 3:7, 22).

В моей заметке К единству философского знания (20 января 2011 года) отмечалось: "Необходимой же ступенью прорыва к высшему в себе является акт самоосознания — прорыв к собственному «Я», овладение-познание самого себя, обретение субъектности=богоравности. Причем в аполлоновском завете Дельфийского оракула «Познай самого себя! /γνῶθι σεαυτόν/» глагольно-аффирмативное «гноси» следует понимать в смысле древнееврейского глагола «йаду», употребленного в библейском свидетельстве «Адам познал Еву, жену свою; и она зачала, и родила Каина, и сказала: приобрела я человека от Господа» (Бытие 4:1). В заметке «Троичность в Воскресении» от 11 января 2011 года я постарался показать - «Оргазм в Книге Бытия — акт познания, в частности субъект-субъектного познания Евы Адамом. В Торе сказано: «И познал человек /Адам/ Хаву, жену свою /"ве-xа-Адам йада эт Хава"/» (Книга Брейшит 4:1). Древнееврейское слово «йодеа» означает не "получение информации", но "обретение связи с объектом познания", так что эта связь становится неотъемлемой частью тебя самого. Глагол йада означает — «полное знание», возможное лишь при (в каком-то смысле) «слиянии» с объектом «познания». Поэтому существительное даат, образованное от глагола йада, употребляется для выражения начала проявления Творца в этом мире. Глагол йада («познал») используется и для описания интимных отношений. Оргон сопряжен с Высшим, с Творцом. И акт самопознания Я столь же саможертвоприносителен, как и оргазм Богосаможертвоприношения. И самоосознание начинается, восходя ипостасями к Наивысшему, прелюдией разума-воображения (прошлое), продолжается-длится накачкой чувства-эмоции (настоящее) и увенчивается-самозамыкается саможертвоприносительным экстазом воли-похоти (будущее, инициирующее конец времени и начало его прошлого - «се, творю все новое» /Откровение 21:5)). Самоосознание, как и Богосаможертвоприношение, - это Вечное Возвращение к Самому Себе». Добавлю, что ветхозаветный термин «Богопознание» («даат элохим») /Книга пророка Осии 6:6/ - тоже восходит к «сексуально-причастному» корню «йада», и образованное от этого корня существительное «даат» передаёт смысл Древа познания добра и зла («даат тов вара»).

Впрочем, не будем ломиться в открытую дверь. Почти исчерпывающе проанализировал Гегель "субъектность" в Предисловии к своему "путешествию за открытиями" - в трактате "Феноменология духа". "Живая субстанция, далее, - пишет он, - есть бытие, которое поистине есть субъект или, что то же самое, которое поистине есть действительное бытие лишь постольку, поскольку она есть движение самоутверждения, или поскольку она есть опосредствование становления для себя иною. Субстанция как субъект есть чистая простая негативностъ, и именно поэтому она есть раздвоение простого, или противополагающее удвоение, которое опять-таки есть негация этого равнодушного различия и его противоположности; только это восстанавливающееся равенство или рефлексия в себя самое в инобытии, а не некоторое первоначальное единство как таковое или непосредственное единство как таковое, – есть то, что истинно. Оно есть становление себя самого, круг, который предполагает в качестве своей цели и имеет началом свой конец и который действителен только через свое осуществление и свой конец... Результат только потому тождествен началу, что начало есть цель" (Сочинения. Том IV. - Москва, 1959. - с. 9, 11).

Бытие сущего, мир действительного и виртуального, единство материального и идеального, ясперсовское Всеохватывающее (das Allumgreifende) - одно и едино, вращающееся в самом себе и вечно возвращающееся к самому себе. Это субъектное самодвижение от начала к концу и от конца к началу и обращение Точки Омега Конца в Точку Альфа Начала - императивно-целесообразно. Как в первой и последней главе Откровения святого Иоанна Богослова (Апокалипсис) возвещает "Господь, Который есть и был и грядет, Вседержитель" - "Я есмь Альфа и Омега, начало и конец, ... Первый и Последний" (1:8; 22:13). Опять-таки модель "Вечного Возвращения" (Круг Времени) ныне после Фридриха Ницше и Мартина Хайдеггера стала вполне расхожей, но не будем отвлекаться.

Понятие "цель" имплицитно подразумевает "долг" реализации этой цели и субъектное познание-различие "добра" и "зла" при этой реализации и соответствующие морально-нравственно-духовные модальности и соображения. Цель и долг задают смысл бытия сущего, через предчувствие которого и особенно через вопрошание о котором "искра субъектности" в человеке возгорается до осознанной службы Высшему Началу, до саможертвенной преданности-покорности этой Высшей Воле-Силе. Поэтому, кстати, слова "ислам" и "мусульманин" - от арабского корня s-l-m (смирение, покорность, преданность). Вопрошание о цели и смысле присуще субъектности, и Кант в "Критике практического разума" (1788) признавался:

"Две вещи наполняют душу всегда новым и все более сильным удивлением и благоговением, чем чаще и продолжительнее мы размышляем о них, - это звездное небо надо мной и моральный закон во мне. И то и другое мне нет надобности искать и только предполагать как нечто окутанное мраком или лежащее за пределами моего кругозора; я вижу их перед собой и непосредственно связываю их с сознанием своего существования. Первое начинается с того места, которое я занимаю во внешнем чувственно воспринимаемом мире, и в необозримую даль расширяет связь, в которой я нахожусь, с мирами над мирами и системами систем, в безграничном времени их периодического движения, их начала и продолжительности. Второй начинается с моего невидимого Я, с моей личности, и представляет меня в мире, который поистине бесконечен, но который ощущается только рассудком и с которым (а через него и со всеми видимыми мирами) я познаю себя не только в случайной связи, как там, а во всеобщей и необходимой связи. Первый взгляд на бесчисленное множество миров как бы уничтожает мое значение как животной твари, которая снова должна отдать планете (только точке во вселенной) ту материю, из которой она возникла, после того как эта материя короткое время неизвестно каким образом была наделена жизненной силой. Второй, напротив, бесконечно возвышает мою ценность как мыслящего существа, через мою личность, в которой моральный закон открывает мне жизнь, независимую от животной природы и даже от всего чувственно воспринимаемого мира, по крайней мере поскольку это можно видеть из целесообразного назначения моего существования через этот закон, которое не ограничено условиями и границами этой жизни". Таков непреходящий завет для нас рационально-сайентистского Века Просвещения.

Высший "моральный закон" не просто предчувствуется субъектностью - субъектность чаще стремится реализовать его, тогда как субъективность чаще ищет истину методами проб и ошибок и иногда попадает в тупик. Такова разница между свободой субъектности, которая служит "воле небесной", и произволом субъективности, которая сродни статистической флюктуации или "незаконному шуму", сопутствующему "законному сигналу". В круговороте бытия сущего нужны и субъектность, и субъективность, потому что произвол в сети Вечного Возвращения - это орудие и предпосылка судьбы (смотри мою статью "Фатализм" в "Философском словаре" - Москва: Политиздат, 1963). Нет ничего случайного в мире, не будем приводить цитаты из Нового Завета, Священного Корана, Жана Кальвина, Лейбница и т.д., эта истина ныне мало кем оспорима.

Учение Гегеля о субъектности приводит к формулам "свобода - это осознанная необходимость" и "всё действительное - разумно, и всё разумное - действительное" (Гегель. "Философия права"). Я добавляю: всё действительное - страдательное. С болями, муками, кровопусканиями. И с войной и смертоубийством, ибо во Всеедином по закону сохранения сущего прорывается новое к существованию , лишь уничтожая старое. Рождённый из Хаоса первобог Уран-Небо родил от Геи-Земли титанов и не давал им вырваться на волю, пока младший титан Кронос на заре оседлого неолита не кастрировал серпом отца и не захватил власть, причем, наученный неудачным опытом отца Кроноса и попытавшись остановить прогресс, просто пожирал всех своих детей. Впрочем, среди детей нашелся младший из сыновей революционер Зевс, и мать Рея, желая спасти новорожденного, обманом вместо него сунула в пасть Кроноса завернутый в пеленки камень, и подросший Зевс убил отца. Так что издревле были присущи прогрессу убийства, цареубийства, массовый террор. По этому поводу у меня после XXII съезда КПСС (он состоялся 17-31 октября 1961 года), ещё раз оплевавшем ушедшего Сталина, произошел спор с одним из моих учителей философом Эвальдом Васильевичем Ильенковым. Вселенский Круговорот и цель человечества в нём он признавал в трактате "Космология духа", и он призывал к субъектному эсхатологическому высшему акту уничтожения Вселенной, однако когда я высказал мысль, что сталинский террор - это не случайность произвола, а необходимость, продиктованная высшей волей мира, Ильенков схватился за голову и раскачал кресло-качалку (спор имел место в его квартире в Проезде Художественного театра) и возопил "Валерий, нельзя так ставить вопрос!". А почему нельзя, возражал я, разве Гегель в "Феноменологии духа", осмысливая в разделе "Абсолютная свобода и ужас" эксцессы террора в революционной Франции (с. 314-321), не включал их в разумность-необходимость действительного? Разве в необходимостно-предопределённом круговращении абсолютного бытия сущего, порождаемом субъектным "раздвоением единого" (помним - "субстанция есть субъект"!), не относительна бытовая текущая мораль?

О первотолчке "раздвоения единого" - в отдельной заметке о "страхе Господнем" Торы, "тапасе" Вед, "муке материи" Бёме, "вожделении" Гегеля, "воле к власти" Ницше, "заботе" Хайдеггера etc. Отмечу лишь, что субъектность сопряжена с оргазмом (сексуальность, любовь etc), и у мальчика и девочки половое созревание и соответственно "возраст субъектности" наступает примерно к 12 годам, ко "второму рождению" (сравни обычай индуизма, мутация подростка Иисуса в Храме /Лука 2:42/, субъектный прорыв Августа Октавиана в день похорон своей бабушки Юлии, и т.д.). Разницу между субъектностью и субъективностью наметим в трёх планах, учитывая статистический разброс соматических, когнитивных, психических и волевых параметров человеческих особей:

Первый план - возрастной.