December 10th, 2019

Украинские виляния Путина в сравнении с южнокурильскими

Политическое поведение конкретного политика столь же индивидуально-алгоритмично, как и любовное поведение конкретного любовника. Одним присуща напористость и склонность к подавлению, другим - лицедейство и склонность к вилянию. Путин относится ко второму типу. Два долгоиграющих сюжета его политического внимания - Курилы и Украина. В обеих сюжетах он работает в свойственному ему амплуа.

Его цели (почему они такие - много раз объяснял, примем как данность) - Южные Курилы он хочет сдать Японии и для начала затащить на них японцев под демагогию о "совместном хозяйственном освоении", тогда как Русский Донбасс он хочет запихнуть в русофобскую бандеру. И то, и другое противоречит национальным интересам России, он это прекрасно понимает и потому вынужден считаться с общественным мнением, особенно когда оно хотя бы чуть-чуть пробуждается, и тогда виляние, а если общественное мнение спит, то Путин действует "тихой сапой" и может иногда просто поставить перед фактом, как было со сдачей Лурдеса, Камрани, Аджарии и Ахалкалаки, стратегических амурских островов напротив Хабаровска и т.д. Естественно, его японские и бандеровские "партнеры", зная скрытые планы Путина и видя его виляния, - наглеют. И наглеют до такой степени, что завышают планку требований к России до явно неприемлемого уровня.

Например, Путин готов хоть сегодня отдать японцам Малую Курильскую гряду с благодатным островом Шикотан, который, кстати, до 1945 года кормил 6-миллионный Хоккайдо (естественно, в качестве "жеста доброй воли" во имя "мира-дружбы-жвачки", но такие "жесты" обычно - эвфемизм-синоним предательства). Однако Япония заартачилась и требует отдать им также самые обжитые курильские острова Кунашир и Итуруп и в 2009 году официально нагло-реваншистские объявила их неотъемлемыми своими "северными территориями". Аналогично бандера, видя, что Путин дал приказ не брать беззащитный Мариуполь и тем самым отказался от сухопутного доступа в Крым и создал долгоиграющую проблему "Азовского моря", уже требует себе на расправу не только Донбасс, но и Крым.

Само по себе унизительно для России искать помощи в разрешении "украинского кризиса" у каких-то Германии и Франции (даже не у США). "Нормандский формат" - это типичное для Путина виляние (как и круглосуточное забалтывание украинской трагедии на российских телеканалах). И Путин поехал в Париж, демонстрируя слабость России, её неспособность проявить твердость. Разве не очевидно, что уничтожение русского языка на Украине - это уничтожение русского языка, ведь "язык" по-русски и означает "народ". Лингвоцид - это геноцид! И нет на Украине пока сил, которые могли бы противостоять бандере. И градус русофобской ненависти у украинских нациков с каждым днём нарастает, уже зашкаливает, в ближайшие годы не переломить, это - наш лютый враг. Здесь неуместны виляния, так что при Путине проблему не решить.

Тем не менее Путин заготовил для прошедшего "нормандского формата" какие-то "компромиссы" (= уступки) в надежде, что удастся добиться какого-то ублюдочно-двусмысленного результата типа "минских договоренностей" и предстать в глазах забугорной "марь иванны" неким "миротворцем". Он учитывал человеческо-волевую слабинку Зеленского и надеялся на свой незаурядный талант лукавого. Но бандера твердо держала украинского презика под контролем, получился пшик.