September 15th, 2020

Сталин

Одежда юного Путина, как повод поговорить о причинах его антисоветизма

Одежда советских граждан до сих пор вызывает ожесточение в среде антисоветски настроенных граждан. Это, конечно, отдельный психологический феномен. Такое ощущение, что эта публика пережила какую-то травму в свое время и до сих от нее избавляется вот таким путем, устраивая холивары и поливая негативом всю советскую эпоху, память своих отцов и дедов, создавших великую страну.

Collapse )

Как "демократия" и "народ" превратились в симулякры - к сегодняшнему Дню демократии

Пропагондоны-охранители долдонят и даже истерят по ТВ и в соцсетях, что "подавляющее большинство" поддерживает Путина и Лукашенко, а в той же Беларуси выходят на протесты против застойного авторитаризма того же Лукашенко какие-то ничтожные 5% населения. Мол, народ поддерживает существующую власть, и меньшинство недовольных должно-де подчиняться "воле" большинства довольных.

Аргумент вроде бы основателен - "глас народа есть Глас Божий", а "демократия" как избранная большинством "народа" на "честных выборах" власть является при всех своих недостатках наилучшей формой правления обществом.

Этот распространенный стереотип рушится при осмыслении исходных смыслов и практик "демократии" и соответственно "демоса" ("народа"). Очевидно, что в состав голосующих в "демос" у греков или в "вече" у русских не входили дети, бабульки, слуги, рабы и т.п., а могли подавать голос лишь члены общества, обладающие самодостаточной собственностью и потому не зависящме от довлеющего над ними социального источника выживания. Если социально-зависимые несамодостаточники жили врожденными инстинктами и внушенными рефлексами, то независимые от других членов общества самодостаточники имели собственный интерес, который субъектно реализовывали через право на голос в собрании "равных в самодостаточности". А "равные в несамодостаточности" (дети, женщины, немощные, рабы, вольноотпущенники, "клиенты", нищие и т.п.) - исключались из голосующих (электората).

Аналог - не только коллегиальные органы управления корпораций, акционерных обществ, банков и т.п., но и современные самоорганизующиеся научные сообщества, когда в редколлегии "рецензируемых равными" (peer-reviewed) научных журналов выдвигаются "равные" по самодостаточным "мозгам" и уважаемые по человеческим качествам профессионалы, которые оценивают поступающие в журнал материалы и дают им путевку "в свет" или отклоняют. Древнегреческие "полисы" и давнерусские "грады" тоже управлялись "советами равных", а отнюдь не всеми их жителями.

Естественная иерархия в давних обществах среди "равных в богатстве-достоинстве" - мудрые жрецы-старейшины, саможертвенные воины-пассионарии и экономически-самодостаточные хозяева (касты брамины, кшатрии и вайсья в арийской традиции). Повторяю - работяги-шудры, обслуга, рабы, клиентура, дети, женщины и т.п. не имели права голоса.

Со вспышкой "сверхновой звезды" низовой субъектности в Европе в 15-16-17 вв. (рождение Модерна) набрали "критическую массу" экономически-самодостаточные горожане (от корня "град", на Западе "бург", отсюда "буржуа"), и появились буржуазные протестантские ереси в Европе и России (стригольники, жидовствующие и др.) и затем протестантские смуты среди горожан и вольных крестьян на Западе и Востоке (в России - хлысты и старообрядческие "правововерные" в терминологии протопопа Аввакума) и в конце концов буржуазные революции. Буржуазия - не "народ", а та активная экономически-самодостаточная часть общества, которая самоорганизовывалась в компании, партии, нации. В отличие от объединяющей касты традиционной общности Gemeinschaft, буржуазная самоорганизующаяся "нация" стала ядром современного (модернового) общества Gesellschaft. И победившая буржуазия вправе была выступать от имени всего общества ("народа") - первые слова Преамбулы Конституции США гласят "We the People", где под People понимались не все обитатели освобожденных английских североамериканских колоний, включая детей, женщин, нагров-рабов, индейцев и т.д., а ядрышко самодостаточников-субъектников.

Отцы-основатели США во многом ориентировались на образцы Римской Республики, а res publica буквально означает "дело публики", "общественное дело", Речь Посполитая и т.п. Однако "публика" исходно не включала детей, женщин, рабов, вольноотпущенников, клиентов и прочих зависимых. Тем не менее по мере экспансии Рима и роста благосостояния его обитателей и соответственно регуляризации халявных раздач продовольствия размывался экономический базис самодостаточной субъектности и публика трансформировалась в большинство "плебса", довольствующегося "хлебом и зрелищем". Аналогично американское общество по мере экономического роста и территориальной экспансии отказывалось от цензов самодостаточности, происходила субъектизация рабочей аристократии и активных женщин-суффражисток и наконец - на пике американской имперскости - наделение правом голоса афроамериканцев и других "цветных" и маргиналов одновременно с массовым халявным "велфером" привело ныне США на грань краха, как ранее и Первый Рим и недавно красный Третий Рим (СССР).

Таким образом, потеряли смысл сформированные в субъектизирующемся Веке Просвещения понятие "народ", ассоциированного с генерирующим ядром буржуазной "нации", и "демократия", изначально подразумевающая власть субъектников-самодостаточников. Напротив, выпуклее стала разница между самодостаточниками-субъектниками, в том числе обладающими компетентной высокотехнологичной ИТ-"головой" как "непосредственной производительной силой" (по Карлу Марксу), и досубъектниками или недосубъектизированными несамодостаточниками, в том числе с растущей массой лемпентариата, прекариата и халявщиков. Соответственно отпадают апелляции к несубъектному "большинству", которое молчаливо "поддерживает", по мнению охранителей, существующие режимы немодернизационные и особенно контрмодернизационные, как ныне в РФ.

Что не действует - не существует, и политически-неактивное (молчаливое) подавляющее большинство лучше политически не принимать в расчет. История свидетельствует - нищие не восстают, большинство покорно. Оно в условиях подконтрольности со стороны организованной группы в случае "всенародного голосования", устроенного этой группой, голосует по её подсказкам, и выборы-референдумы в итоге нередко служат для сил тьмы средством "легитимизации", утверждения и поддержания тирании. Сегодня "большинство" будет славить одного тирана, а через неделю-другую - смертно-враждебному тому другого тирана, если он разгромит прежнего и придет к власти вместо него (примеров - не счесть!). Бороться за голоса пассивного большинства малопродуктивно, лучше не надрываться, а заботиться прежде всего о самоорганизации своей группы, чтобы победить. Вспомним дюжину субъектников, которых после многолетних усилий удалось в августе 1905 года собрать в Токио китайскому модернизатору-кальвинисту Сунь Ятсену и сплотить в Объединенный союз Тунмэнхой - и уже через 6 лет эта группа смогла взять власть в Китае, где обитало 400 млн нищих молчаливых китайцев. О досубъектном молчаливом и никак не проявляющем себя политически большинстве надо заботится субъектникам и всячески вести его к субъектности и во всяком случае к благополучию, как взрослые заботятся о детях, немощных и выживших из ума.

Субъект, Dasein и Ereignis - смысл бытия и долг человека в эсхатологическом Богосаможертвоприношен

Квинтэссенция изначальной Правой Веры отчеканена древнеарийскими жрецами - "Бог Сам Себя приносит Себе в жертву руками Своих детей" (ср. Ригведа, Мандала Х, Гимн 90 Пуруша, Рич 16, Пады a, b, c, d). Правая Вера вбирает в себя, интегрируя, откровения пророков и вероучителей, прозрения мудрецов и поэтов, открытия ученых и технософов. Все философы торили свои тропинки, дороги, магистрали к Правой Вере, акцентируя ту или иную её ипостась. Но самый крупный мыслитель прошлого века Мартин Хайдеггер (1889-1976) не знал современных ИТ-достижений (хотя на своём языке предвосхитил многое в их сути), зато его французские последователи от Жака Деррида с его "грамматологией" до Алена Бадью с его математическими осмыслениями вроде бы приблизились к Правой Вере почти вплотную, хотя без постижения её высшего акта - рукотворного Богосаможертвоприношения. Сам Хайдеггер десятилетия кружил вокруг этого высшего эсхатологического деяния, сопрягающего Точку Омега Конца с Точкой Альфа Начала (Круг Времени = Вечное Возвращение), и обозначил его термином Ereignis (особствление), сопряженного с Enteignis (разсобствление). Понятно, что возможность высшего акта как рукотворного долга человечества была ещё полвека назад слишком экстравагантной даже для такого деструктора-реконструктора западной философии, как Хайдеггер, и поэтому ведущим импетусом Dasein он посчитал "заботу", хотя как возможна "забота" без цели, а цель - без долга?

Российские интерпретаторы Хайдеггера, мысля в русле традиционной русской эсхатологии (хотя и в домодерново-православном, а не хлыстовско-большевистском изводе), останавливаются на кардинальной разнице между Dasein у Хайдеггера и субъектом у философов-классиков. Ранее я обозначал эту разницу в заметке Хайдеггеровское Dasein и классический субъект (23 сентября 2015), а в других заметках отмечал, что Dasein сопряжен с божественным Словом-Логосом или Архипрограммой бытия сущего на Небе, а субъектность человека - как "считывающая головка" на Земле человеческого персонального компьютера или смартфона. Экстатирование в просвете аффирмативного Da! низводит временение Sein в мир. Под этим углом зрения понятнее подробные разъяснения Андрея Борисовича Паткуля в статье Человек, субъект, Dasein (Топос, Вильнюс, 2007, № 3 /17/, с. 46-60).

Что касается эсхатологичности Хайдеггера в её сопряжении с "заботой" и с учетом поисков русского богословия, то эта тема, но опять-таки без акцентирования рукотворности высшего акта в его сопряжении с высшим долгом человечества, рассмотрена в другой публикации того же Андрея Паткуля - Интерпретация философии М. Хайдеггера у А.Г. Чернякова (Вестник Русской Христианской Гуманитарной Академии, Москва, 2018, Том 19, Выпуск 3, с. 67-78).