skurlatov (skurlatov) wrote,
skurlatov
skurlatov

Categories:

Гласность бессильна перед предательством наверху и пофигизмом внизу (окончание следует)

На заре перестройки объявили гласность, и не ошиблись – правдивые публикации будоражили общественное мнение, побуждали многих выходить на улицы. Конечно, уровень низовой субъектности был низок и двадцать лет назад ввиду ошкуренности и потому рассыпанности и самопредательства русского народа, не сравнить с бурлящими политическими страстями нормальными обществами с «критической массой» среднего класса, но все же десятки и иногда сотни тысяч наших сограждан находили в себе морально-волевые силы выходить на площадь с протестом. Однако Путин оказался идеальным десубъектизатором, и при нём наступил полный стабилизец, и никакой правдой уже людей не прошибешь, и на митинги приходят десятки и иногда сотни неравнодушных, хотя режим даже такого мизера боится. И день за днем читаешь, казалось бы, оглушительно-разоблачительные материалы в различных газетах и журналах, и по ТВ Центр то и дело транслируют острые сюжеты Андрей Караулов – а Васька слушает да ест и иногда для приличия льёт крокодиловы слезы, но известно какой курс остается почти неизменным.

Одно из говорящих за себя доказательств продолжающегося нравственного распада, подрывающего обороноспособность страны, – материал о мародерстве в Военно-Морском Флоте. Этот материал «Капиталы первого ранга: У нас не заржавеет» подготовила журналистка Елена Милашина. Он достоин внимания не только Генерального Прокурора, но прежде всего Верховного Главнокомандующего (Новая газета, Москва, 25.06 – 27.06.2007 г., № 46 /1266/, стр. 1, 2-5 http://www.novayagazeta.ru/data/2007/46/00.html):

«Российский флот - тема высокопатриотичная. Cимвол былой национальной гордости. Безвозвратно, впрочем, утраченный символ…

Тому способствовало много обстоятельств. В первую очередь гигантомания Советского Союза, компенсировавшая великолепной мощью самых больших в мире кораблей и подводных лодок неимоверные и неоправданные траты ресурсов страны.

В 90–е вся эта мощь превратилась в безнадежную обузу и стала чуть ли не единственным источником выживания для военно–морских сил России. Перед угрозой бесславной гибели от бюджетной нищеты к боевым кораблям стали относиться, как к большой куче металлолома, которую можно было продать бывшим стратегическим врагам.

Возможно, и руководство страны, и начальство флота тогда думали, что торговля флотом - явление временное. Но постепенно акция государственного отчаяния трансформировалась в весьма прибыльное коммерческое занятие. И вот, в результате, это целая отрасль, в основе которой черный и цветной лом в виде пока еще не спустивших андреевский флаг кораблей ВМФ.

«Новая газета» провела исследование этой гигантской распродажи. Многие факты публикуются впервые: схемы, контракты, цены, подписи принимавших решения должностных лиц. У нас не было цели закрыть вопрос, да и сделать это невозможно. Потому что тема не закрыта самими участниками бизнеса. Он окреп и обрел структуру - владельцами многочисленных посреднических фирм стали бывшие морские чины. Они продают все, что можно продать. И что нельзя тоже. Мы отследили судьбу кораблей и людей. Всего того, что когда–то было флотом, а теперь уместилось в нескольких карманах.

«Академики» (Научно–исследовательские суда)

Имущество флота реализовывалось по двум направлениям: на внутреннем рынке - через СГХП (специализированное государственное хозрасчетное предприятие), на внешнем рынке - через ЦУМР и ВЭС МО РФ (Центральное управление материальных ресурсов и внешнеэкономических связей Министерства обороны РФ).

ЦУМР продавал иностранным фирмам корабли и суда обеспечения для последующей разделки на лом. То есть иностранная фирма–покупатель получала не металл, а списанный корабль, подводную лодку, судно обеспечения и проч. Покупатель за свой счет должен был «распилить корабль на иголки» и представить в ЦУМР сертификат разделки на лом.

Судно, проданное на лом, не облагается таможенной пошлиной, в отличие, скажем, от черного и цветного лома или от судна, проданного для дальнейшего использования.

Очень важен такой аспект: ЦУМР не имел право реализовывать корабли и суда обеспечения для дальнейшего их использования по назначению. Только как лом.

В 1999–м указом президента № 385 военное имущество было поделено на движимое и недвижимое. Если корабль/судно продавалось для дальнейшего использования, то считалось недвижимым имуществом и продажей занимался РФФИ (Российский фонд федерального имущества). Министерство обороны по–прежнему могло продавать суда как лом, т.е. движимое имущество.

В распоряжении «Новой» оказалась справка из архивов Главной военной прокуратуры, составленная сотрудниками ЦУМР по запросу следователей. Это справка о кораблях и судах, списанных из состава ВМФ и реализованных ЦУМРом в периоде с 92–го по 97–й год. Кроме того, мы внимательно ознакомились с отчетами ревизий Счетной палаты ВМФ РФ, которые также были направлены в прокуратуру и содержат сведения о нарушениях, имевших место при продаже кораблей и судов уже после 97–го года.

Что сразу бросается в глаза, так это копеечные цены, по которым уходили на разделку наши корабли и суда. Простой подсчет свидетельствует о том, что подавляющее большинство кораблей и судов, указанных в справке ЦУМРа, были проданы по цене за тонну лома в два и более раза ниже рыночной. Например, в 1995 году стоимость металлолома для разделки судов на лом для региона Дальнего Востока на весь год составляла минимум 120 долларов за тонну (по сведениям журнала брокерского дома The Platon Report). В тот же год ЦУМР продает, например, эсминец «Внимательный» за 117 990 долларов (всего $48 за тонну лома), эсминец «Упорный» - за 173 900 долларов ($71 за тонну лома), сторожевой корабль «Доблестный» - за 69 540 долларов ($35 за тонну лома), судно связи «Сарычев» - за 113 240 долларов ($66 за тонну лома) и так почти по всем проданным в этом году судам.

Если по годам проследить «поведение» цены лома, то становится ясно: с каждым годом от продажи кораблей на лом страна получала денег все меньше и меньше. Это при том, что мировая конъюнктура на рынке вторсырья была вполне благоприятной, а на лом все чаще отправляли совсем нестарое «железо», а корабли и суда, не проходившие и половины срока службы.

Причины банальны. Некоторые чиновники Минобороны, занимавшиеся продажей, поднаторели в мухляже с контрактами и абсолютно обнаглели от безнаказанности. Схемы обмана государства (довольно примитивные) были доведены до автоматизма, «крыша» прикормлена и эффективна.

Афера с продажей научно–исследовательских судов огромного тоннажа «Академик Борис Константинов» и «Академик Андрей Николаев» свидетельствует, что на всех этапах (от воинской части до главного штаба ВМФ, от РФФИ до Минобороны, от таможни до российского морского регистра судоходства) у мошенников были «свои люди».

Суть аферы: «академики» сроком службы всего 11 лет («Борис Константинов») и 14 лет («Николай Андреев»), вес судов порожними около 8 тысяч тонн, были списаны и выставлены на аукцион для продажи на лом на внутреннем рынке.

Во–первых, никакого тендера на самом деле не было, в торгах участвовал только один покупатель ЗАО «Металлпроммонтаж». Предложил он за «академиков» всего по 8 долларов за тонну лома. Примерно 60 000 долларов за каждый из «академиков». Тогда как реальная цена на рынке была не менее 50—60 долларов за тонну. Что интересно! Продавец (Управление госимущества по Ленинградской области, агент РФФИ) охотно соглашается на цену ЗАО «Металлпроммонтаж» и не делает никакой попытки найти хотя бы еще каких–нибудь покупателей на «академиков». И РФФИ (головной офис) одобряет эту сделку.

Во–вторых! Сам РФФИ согласно Указу № 385 президента России не имел никакого законного права продавать «академиков» на лом.

Наконец, самое главное! Сразу после торгов новый хозяин «академиков», ЗАО «Металлпроммонтаж», перепродал суда иностранной фирме–покупателю для последующей разделки на лом в Индии. То есть купил за 8 долларов, а продал в 15—20 раз дороже. При этом «академики» ушли в Индию почти со всей «начинкой» (с судов было снято только научно–исследовательское оборудование), в том числе и дизелями, которые не отработали свой моторесурс.

Вывоз «академиков» из России в Индию (Аланг) также превратился в широкомасштабную аферу, в которую было вовлечено большое количество военных и гражданских чиновников. Таможня не могла пропустить бывшие военные суда без заключения Минобороны НЭК (Направление экспортного контроля), а министерство не имело право давать такое заключение для «академиков», т.к. они больше не являлись государственной собственностью. Тем не менее «академики» из страны ушли…

Мозгом всей этой многоуровневой операции по НИСам «Академик Константинов» и «Академик Андреев» стали бывшие сотрудники ЦУМРа, продолжившие свою предпринимательскую деятельность в РФФИ и ВМФ.

Большие противолодочные корабли

Из акта комплексной проверки в Военно–морском флоте вопросов реализации военного имущества и расходования полученных денежных средств, проведенной инспекторской группой Счетной палаты Российской Федерации в период с 20 сентября по 4 ноября 1995 года.

«…Особую тревогу вызывает то, что более 50% всех кораблей различных классов выведены из состава сил флота, которые не выслужили установ¬ленных сроков эксплуатации.

Основной причиной преждевременного списания кораблей и судов, не выслуживших установленные сроки, явилось то, что принимаемые командо¬ванием Военно–морского флота и флотов меры по сохранению в боевом сос¬таве кораблей и судов оказались недостаточными из–за ограниченного финансирования потребностей флота по эксплуатации, содержанию и обеспечению ремонтной базы.

В 1994—95 гг. на Тихоокеанском флоте из 79 списанных боевых ко-раблей и подводных лодок списано досрочно 36, из них БПК «Адмирал За¬харов» и «Владивосток» (при сроке службы 30 лет) находились в боевом составе сил флота 11 и 14 лет соответственно, СКР «Порывистый», БДК «Иван Рогов», РКА Р–66 и Р–69 прослужили половину установленных сро¬ков…».

Список кораблей, проданных из–за нехватки средств на межходовой и капитальный ремонт, можно продолжать еще очень долго. Понимаем тревогу ревизоров Счетной палаты. Удивляет, что в акте проверки не выявлены случаи продажи кораблей и судов, только что прошедших ремонт. Вопрос к Счетной палате и Главной военной прокуратуре: злоупотребили ли своими служебными полномочиями чиновники, принявшие решение о списании и продаже:

- малого ракетного корабля «Град» за 13 100 долларов США (продан в 1993–м, хотя в 1990–м прошел средний ремонт);
- БПК «Маршал Тимошенко» за $ 608 000 (продан в 1993–м, хотя в 1991–м прошел ремонт в Кронштадте, причем кораблю всего 20 лет при сроке службы 25-30 лет);
- БПК «Адмирал Юмашев» за $ 468 000 (продан в 1994 году, отслужил всего 18 лет, на момент расформирования корабля все оборудование было исправно, требовалась только замена трубок в котлах);
- БПК «Василий Чапаев» за $ 744 000 (продан в 1994–м, отслужил всего 18 лет);
- БПК «Таллин» проекта 1134Б (переименован во «Владивосток» в 1990 году, прежнее название попало в немилость из–за известных политических катаклизмов конца 80–х) отслужил всего 14 лет, потом был списан на слом и продан за $ 1 083 770.

Разрешение на реализацию давали: начальник отдела реализации Госкомимущества Б. Бакшеев., заместитель председателя Госкомимущества РСФСР В. Сычкин, зампредседателя Госкомимущества РФ С. Качанов. Продавали: начальник управления внешнеэкономических связей ЦУМР и ВЭС полковник А. Летунов, начальник экспортного отдела ЦУМРа и ВЭС капитан 1–го ранга А. Прокопенко, начальник отдела ЦУМРа и ВЭС МО РФ Д. Рагозин. От ВМФ РФ контракт подписывали: начальник тыла ВМФ РФ адмирал И. Васильев, зам главкома адмирал В. Еремин.

Большой противолодочный корабль «Петропавловск» прослужил в составе Тихоокеанской эскадры всего 13 лет. Причем 11 раз объявлялся отличным. Из–за отсутствия средств на ремонт и модернизацию был досрочно выведен из состава ТОФ в 1994– м, при том что с 86–го по 90–й прошел капитальный ремонт на «Дальзаводе». В 1996 г. продан на металлолом.

Этот корабль был выставлен на продажу полностью в исправном состоянии. Единственным недостатком были устаревшие зенитные ракеты, не так давно снятые с производства. Но вряд ли это явилось причиной вывода корабля в резерв в 1994 году. Ведь замена ЗРК стоит гораздо меньше, чем постройка нового корабля. Видимо, сделку готовили загодя, и первоначально, как и многие другие корабли, «Петропавловск» оказался в резерве из–за банальной нехватки личного состава.

Увы! Этот факт не помешал командованию флота отправить в декабре 1994 года с этого корабля несколько десятков матросов в Чечню.

Учитывая свою почти стопроцентную техническую готовность, экипаж «Петропавловска» неоднократно выступал с предложениями оставить корабль в составе сил флота или, на худой конец, сделать из него учебный корабль. По мнению офицеров корабля, стажироваться на нем могли бы не только курсанты ТОВВМУ, оставшиеся после утилизации учебного корабля «Бородино», по сути, без штурманской практики, но и экипажи других кораблей, выведенных в резерв. Тем более что установленные на «Петропавловске» во время капитального ремонта (1990 г.) новые турбины не исчерпали свой ресурс. По словам офицеров, состояние машин «Петропавловска» было гораздо лучше, чем у многих ныне действующих кораблей (кстати, корабль уплыл к продавцу вместе с этими турбинами).

Разрешение на реализацию БПК «Петропавловск» дал заместитель председателя Госкомимущества В.В. Пыльнев, продавали сотрудники ЦУМР и ВЭС МО РФ А.И. Летунов и А.Л. Прокопенко. Со стороны ВМФ РФ в сделке по продаже «Петропавловска» никто не участвовал.

Авианосцы: Попытка контрабанды, секретное оружие, поддельные документы для таможни, вредительство по приказу

Списанные в июле 1993 года тяжелые авианесущие крейсеры (тавкр) «Минск» и «Новороссийск», а в 1994 году и тавкр «Киев» при сроке службы 35 лет прослужили 15, 11 и 18 лет соответственно.

Для сравнения. Крейсер–вертолетоносец «Жанна Д’Арк» вступил в строй французского флота в 1964 году и на данный момент является самым старым боевым кораблем, несущим службу в ВМС Франции. Возраст - 42 года.

Авианосец R–11 Principe de Asturias («Принц Астурийский») - флагманское судно испанского флота. Возраст - 24 года.

Возраст авианосцев ВМС Англии: R05 Invincible - 26 лет, R06 Illustrious - 24 года, R07 Ark Royal - 21 год.

Досрочное списание российских тяжелых авианесущих крейсеров произошло по причине отсутствия средств на строительство инфраструктуры (пирсов, баз по ремонту и др.), истечения межремонтных сроков, невозможности дальнейшего ремонта и обеспечения базирования авианосцев на рейде.

По цене металлолома «Минск» и «Новороссийск» были проданы 6 октября 1994 года южнокорейской фирме Young Distribution Co. Ltd за 4 млн 236 тысяч 700 долларов и 3 млн 832 тысяч 340 долларов соответственно.

В этот же день с этой же фирмой был подписан еще один контракт на продажу 30 кораблей, подводных лодок и судов обеспечения, проданных в общей сумме за 3 млн 180 тысяч 390 долларов США.

По условиям этих трех контрактов фирма–покупатель получала авианосцы в виде бонуса только после покупки, буксировки и разделки более мелких 30 единиц. Делалось это для того, чтобы флот освободился от балласта, который представляли на тот момент многие списанные корабли. А находились они в плачевном состоянии, так как без экипажа и надлежащей охраны с них разворовывали все более или менее ценные механизмы и детали. Например, кингстоны, сделанные из очень ценной морской бронзы. Без кингстонов лодки и корабли просто–напросто тонули прямо около пирсов. Это весьма распространенное явление не только снижало стоимость судна для дальнейшей продажи на лом, но и наносило существенный экологический вред.

Но авианосцы «Минск» и «Новороссийск» были переданы южнокорейской фирме в первую очередь. То есть контракт был серьезно нарушен, как только стороны приступили к его реализации.

Второе нарушение послужило основанием для реанимации уголовного дела (по факту продажи авианосцев).

Михаил Рязанцев, начальник группы по подготовке военного имущества ВМФ РФ к реализации по Дальнему Востоку (на тот момент группа подчинялась непосредственно ВМФ, позднее - ЦУМР и ВЭС МО), попытался переправить через таможню п. Ванино «Минск» и «Новороссийск». По сопроводительным документам на авианосцах в процессе предпродажной подготовки было снято все оборудование и оружие. Однако во время проверки таможенники обнаружили, что «не демонтированы и остаются на штатных местах вооружение и техническое оснащение кораблей вместе с комплектующими узлами и запасными частями. При них находится документация с описанием, порядком эксплуатации и схемами устройств».

Среди недемонтированного вооружения, которое едва не ушло за границу, было не менее десятка совершенно секретных радиолокационных, навигационных, зенитно–ракетных комплексов, а также засекреченное уникальное техническое оснащение корабля (только по электромеханической части 120 наименований), восемь винтов из безумно дорогой морской бронзы, каждый весом 120 тонн, и т.д.

Немаловажный факт. На авианесущих крейсерах «Минск» и «Новороссийск» основой главной энергетической установки служат паровые турбины (моряки называют их «вечными двигателями»). По четыре турбины на каждом крейсере.

Мощность каждой турбины - 35 500 л.с. (Общая мощность 8 турбин равна 208 МВт - это мощность электростанции, рассчитанной на освещение 20 000 квартир.) Стоимость одной такой турбины – 3-4 млн долларов США. Конечно, турбины на «Новороссийске» и «Минске» стоили уже дешевле, но эти турбины были абсолютно в исправном состоянии. Их можно было: а) демонтировать и использовать в энергетике Приморского края; б) значительно повысить за счет турбин стоимость каждого авианосца.

Однако! В ходе предпродажной подготовки кожухи каждой турбины были вскрыты, и в лопаточный аппарат залили кислоту. Сделано это было по приказу, поступившему напрямую от руководства ВМФ РФ. За откровенное вредительство никто наказан не был.

По факту же попытки контрабанды засекреченного вооружения и оборудования военная контрразведка направила в прокуратуру, руководство Минобороны и правительство информацию (в том числе и отснятую на крейсерах видеозапись). Была проведена проверка, реанимировано уголовное дело по факту продажи авианосцев. Однако ни один из фигурантов этой аферы к уголовной ответственности привлечен не был. А материалы проверки, подготовленные комиссией Минобороны, засекретили.

Об этой скандальной истории подробнее всего писал корреспондент «Известий» Борис Резник, сейчас депутат Госдумы. В материалах Резника впервые засветился и капитан первого ранга Михаил Рязанцев. Именно он проводил авианосцы через ванинскую таможню. Но Рязанцеву этот факт сошел с рук. Впоследствии он продолжит свои активные усилия по распродаже российского флота.

Авианосец «Киев» также был продан по сомнительной сделке сомнительной фирме. Подробно о его продаже писал обозреватель газеты «Версия» Вадим Саранов. Сначала «Киев» планировали продать на лом американской фирме Marinetrade Int. Corp - зарекомендовавшему себя российскому партнеру. Фирма предложила за «Киев» вполне приемлемую цену - 122, 5 доллара за тонну лома, провела за свой счет все предпродажные мероприятия. Но в 1998 году резко упали цены на черный цветной металл, и по прежней цене, то есть себе в убыток, покупать авианосец американцы не стали. ЦУМР провел переоценку и остановился на сумме 100,5 доллара за тонну. Но американцы не соглашались, так как рыночная цена «Киева», вытекающая из условий контракта, составляла 70-75 долларов за тонну. ЦУМР расторг в одностороннем порядке договоренности с Marinetrade Int. Inc, отказал еще нескольким покупателям, предлагавшим за авианосец приемлемую цену, и в 1999–м продал «Киев» за 1,8 млн долларов (72 доллара за метрическую тонну) австрийской компании LNK Import–Export, интересы которой, по версии журналиста Саранова, лоббировали якобы главком ВМФ РФ Владимир Куроедов и руководитель ЦУМРа Зобнин.

То, что кто–то лоббировал, - факт очевидный. Ведь эта компания LNK Import–Export нарушила условия контракта с ЦУМром: она не стала разделывать «Киев» на металлолом, а очень скоро перепродала наш авианосец китайской фирме «Тяньма» за 8, 2 миллиона долларов. С директором компании «Тяньма» главком Куроедов также поддерживал хорошие деловые отношения.

Что важно. Ни «Минск», ни «Киев» не были разделаны на металлолом (тавкр «Новороссийск» сгорел в порту Пусан, и лишь поэтому его разрезали). Но в отношении «Минска» и «Киева» прослеживается существенное нарушение контрактов, в которых четко написано: судно идет на лом, покупатель обязан предоставить продавцу сертификат о разделке судна, в случае невыполнения данного условия предусмотрены штрафы в размере - внимание! - «стократной стоимости контракта». То есть, к примеру, за неразделанный «Минск» (а он до сих пор не утилизирован!) нам должны были заплатить более 423 миллионов долларов. Это дополнение к контракту было подписано представителем южнокорейской фирмы, кучей российских военных чиновников и утверждено начальником отдела Госкомимущества Бакшеевым.

С тех пор корейцы перепродали авианосец «Минск» Китаю, который и не думает пускать его на иголки. Ну а мы, со своей стороны, ни разу не подняли вопрос об истребовании с корейцев предусмотренной контрактом весьма существенной неустойки.

Сухогрузы «Кедон», «Аргут» и другие: Проданы как лом, а работают по сей день

На момент продажи на металлолом морские сухогрузные транспорты «Аргут» и «Кедон» были совсем еще новые: шесть и пять лет соответственно.

В марте 1996–го сухогрузы были проданы сотрудниками ЦУМРа - А.И. Летуновым, А.Л. Прокопенко и М.В. Рязанцевым - офшорной компании Ocean Fleigt Service Ltd., зарегистрированной на Каймановых островах. За «Кедон» выручили 1 225 000 долларов, за «Аргут» - 1 175 000 долларов.

Разрешение на продажу выдал начальник отдела реализации Госкомимущества Б.А. Бакшеев, со стороны флота контракты никто не подписывал.

В первой части контрактов по продаже «Кедона» и «Аргута» обозначено, что сухогрузы проданы НА МЕТАЛЛОЛОМ. Ничего противозаконного в этом нет, так как ЦУМР, согласно указу президента Б.Н. Ельцина «О порядке реализации и использования высвобождаемого военного имущества», мог продавать корабли и суда только для реализации на металлолом.

В первой части контракта указана и цена сухогрузов (формируется примерно так: вес судна порожним умножается на стоимость одной тонны металлолома). Цена эта, прямо скажем, не самая высокая. (Например, в тот же самый период БПК «Петропавловск» был продан по более выгодной цене за тонну лома.)

Но сумма сделки становится просто смешной, когда во второй части тех же самых контрактов в главе «Цель продажи» читаешь: «Кедон» и «Аргут» проданы «ДЛЯ ДАЛЬНЕЙШЕГО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ» по своему прямому назначению - то есть для перевозки грузов.

То есть компания Ocean Fleigt Service Ltd. при содействии сотрудников ЦУМРа получила новые сухогрузы по цене лома. И, конечно же, сразу перепродала их на несколько миллионов долларов дороже.

По данным на декабрь 2006 года, бывший СМТ «Кедон» был переименован в ANYA. Нынешний собственник судна - ISLAND NAVIGATION LTD, порт приписки Валлетта, флаг, под которым теперь ходит бывший «Кедон», - мальтийский.

«Аргут» также сменил и название (теперь - AFIYA), и собственника (AFIYA SHIPPING CO. LTD). Порт приписки и флаг - те же, что и у «Кедона».

По этой же схеме сотрудники ЦУМРа Прокопенко, Летунов и Рязанцев и начальник отдела Госкомимущества Бакшеев продали Ocean Fleigt Service Ltd. землеснаряд МДС–15 (срок службы 16 лет) и совсем новый буксир МБ–330 (срок службы всего 6 лет).

МДС–15 был продан по цене металлолома за 320 000 долларов США. Хотя во второй части контракта указано, что судно продано для использования по своему прямому назначению.

По данным на декабрь 2006 года, бывший МДС–15 сейчас носит название «НАЛИМ». Порт приписки: Владивосток. Флаг: Россия. Новый собственник: частная российская компания «ИСТФЛОТ».

На сегодняшний день рабочие габариты подходных каналов и акваторий практически всех портов не в полной мере соответствуют навигационным требованиям судоходства. Безопасность в основном поддерживается за счет эксплуатации земснарядов, землесосов и других типов технических судов, сроки эксплуатации которых давно прошли. Например, на Азовском море трудится «дедушка» технического флота - 43–летний многочерпаковый земснаряд «Кубань–2». На ТОФе в составе вспомогательного флота землеснарядов не осталось вообще. Для дноуглубительных и прочих работ Тихоокеанский флот вынужден арендовать суда у коммерческих фирм.

Кризисное состояние отечественного дноуглубительного флота уже привело к тому, что на многие объекты капитального строительства Россия вынуждена приглашать иностранные дноуглубительные компании.

Буксир МБ–330 был продан по цене металлолома всего за 430 000 долларов США. Новый судовладелец и порт приписки неизвестны. Буксир ходит под флагом Сингапура.

В результате этих сделок флот потерял четыре новых судна, стране был нанесен многомиллионный ущерб. Однако Главная военная прокуратура, располагая этой информацией, состав преступления не уловила. Вернее, она искала его в другом месте и упустила настоящих преступников. Виновные наказаны не были, поэтому они продолжили свою активную коммерческую деятельность.

Сторожевик «Задорный»: Дополнения к контракту, или как посредник получает в три раза больше, чем страна

Специалисты проявляют редкостное единодушие в оценке сторожевиков проекта 1135. Все отмечают высокую надежность, управляемость, мореходность, хорошие бытовые условия.

Проект 1135, безусловно, являлся образцом самой передовой техники своего времени. Вот лишь небольшой перечень примененных на нем новшеств: оригинальная газотурбинная энергоустановка, маршевая редукторная приставка, подкильная и буксируемая ГАС (гидроакустическая станция), перспективный ЗРК (зенитно–ракетный комплекс) и многое другое.

Впервые на отечественном корабле относительно небольшого водоизмещения удалось разместить мощное противолодочное вооружение, включая «длинную руку» для охоты за вражескими атомными субмаринами - ПЛРК «Метель».

Всего было построено 32 корабля проекта 1135.

Сейчас почти все они выведены из состава флотов и проданы на лом. Те, кто на них служил, считают, что решения о списании и продаже часто были необоснованными.

До недавнего времени на Северном флоте оставался сторожевик «Задорный». Командующий СФ адмирал Геннадий Сучков категорически не хотел пускать корабль «на иголки». Но как только адмирала убрали, списали и «Задорный». В 2006 году он был продан литовской фирме ЗАО EURO PRIBOY.

Продавала «Задорный» коммерческая фирма ООО «ОЙЛ–РЕЗЕРВ», действующая как агент ЦУМРа. Генеральный директор ООО «ОЙЛ–РЕЗЕРВ» - Михаил Рязанцев.
Как это часто бывало, у Рязанцева не обошлось без «интересных схем» и в случае с продажей СКР «Задорного».

Сторожевик был продан всего за 96 тысяч долларов. Сам по себе корабль, безусловно, стоит дороже. Но по условиям контракта покупатель за свой счет должен был произвести конвертовку, т.е. подготовку к буксировке, саму буксировку корабля к месту разделки в порту Клайпеда (Литва) и непосредственно разделку. Все эти расходы (а только буксировка «Задорного» до Клайпеды была оценена в четыреста с лишним тысяч долларов) были вычтены оценщиком из первоначальной стоимости корабля (вес судна порожним, помноженный на стоимость за тонну лома на внешнем рынке). И получилось - 96 тысяч долларов.

Ничего противозаконного в этом не было до тех пор, пока к контракту не появилось маленькое дополнение. В дополнении предлагалось изменить пункт 2.4. и буксировать судно на разделку не в Клайпеду, а … на судоремонтный завод «Белокаменка» Мурманской области. А потом «экспортировать полученный в результате разделки металлолом в порты Европы».

То есть дополнение изменило условия поставки сторожевика. После этого должен был быть пересмотрен и сам контракт. Ведь расходы продавца на конвертовку, буксировку, да и на разделку самого корабля значительно снизились (не менее чем на 250 тысяч долларов). Соответственно, Россия должна была получить за «Задорный» хотя бы на 250 тысяч долларов больше. Увы!

Страна получила 96 тысяч, и ни центом больше. Кто присвоил остальное - догадайтесь сами.

«Новая» обратилась к специалистам московского Городского бюро экспертизы собственности, чтобы они дали оценку контракту, согласно которому был продан «Задорный». Худшие подозрения подтвердились. Цитируем:

«…Поскольку в представленном Дополнении к Контракту… пункт 3 Дополнения в полном объеме изменяет предмет Контракта, пунктом 6 остальные условия Контракта № ОР - 2006 от 16.08.2006 г. не затронуты (то есть контракт после подписания сторонами дополнения не пересмотрен. - Е.М.), что прямо противоречит условиям EXW и FCA (общепринятые в международной торговле термины - Е.М.), можно сделать вывод о том, что Дополнение не может являться неотъемлемой частью Контракта, т.к. изменяет сам предмет Контракта. Таким образом, предмет Контракта не может рассматриваться как реализованный в рамках данного Контракта либо Дополнения к нему» (текст самого контракта, дополнение к нему и ответ специалистов Городского бюро экспертизы собственности см. на сайте «Новой»).

По данным «Новой», точно по такой же схеме (изменения условий поставки с помощью дополнения к контракту) был продан МПК «Метеор» на Балтике.

Фирма бывшего сотрудника ЦУМРа Михаила Рязанцева на сегодняшний день является активным агентом Минобороны на рынке продажи б/у кораблей. Хотя конкурс, проведенный ЦУМРом, прошли еще две российские организации. Но, по свидетельству наших источников, большинство тендеров по продаже кораблей, судов и другого военного имущества выигрывает именно фирма Рязанцева «ОЙЛ–РЕЗЕРВ».

/Окончание следует/
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments