skurlatov (skurlatov) wrote,
skurlatov
skurlatov

Categories:

Пельмени и Ницше - пища для тела и пища для души

Казалось бы, прошло много лет, а вот в памяти осталось — мучительный выбор между пельменями и Ницше. Дело было в 1959 (или 1960?) году, я был студентом физического факультета МГУ, чемпионом по штанге и борьбе, жил в отдельной комнате студенческого общежития в высотном здании МГУ на Ленинских горах. Тогда, помню, ещё не было метро «Университет», мы ездили «в Москву» на автобусе 111, конечная остановка на улице Горького (ныне Тверская).

Однажды вечером возвращаюсь «из центра» в общежитие, двигаюсь к остановке автобуса 111 по улице Горького, где-то в районе проезда Художественного театра прохожу у витрины Букинистического магазина, а в витрине вsставлено роскошное дореволюционное издание книги любимого тогда для меня Фридриха Ницше «Так говорил Заратустра». Рядом с книжным магазином — витрина Гастронома, а в ней полукилограммовая пачка пельменей.

Хочется плотно поесть, я же чемпион, уже поздно, я не успеваю в столовую МГУ, где меня как чемпиона кормят бесплатно (мне на месяц выдавали талоны), а у меня в кармане мало денег. Если куплю томик Ницше, пусть его цена копейки, но тогда не хватит на пельмени. То и другое купить не получится.

Я размышлял - «Ну кому нужен этот Ницше?». Тогдашние москвичи не интересовались дореволюционными «властителями дум», и сочинения западных и русских мыслителей, а также годовые комплекты толстых дореволюционных журналов по бросовой цене лежали штабелями нераспроданными. А еда — дело серьёзное, особенно для молодого здорового организма. «Подъеду завтра и куплю Заратустру» - решил я. И купил пельмени.

Назавтра после лекций и лабораторки поехал на улицу Горького, а томика Ницше в витрине уже нет. Спрашиваю продавца — куда подевался& Ответ — только что кто-то взял. Я удивился, что нашлись желающие...

Привожу этот эпизод, в нём высвечиваются несколько деталей, характеризующих тогдашнее советское время. Ни с мясной, ни с духовной пищей не было проблем. Жизнь была вполне благодушной, и «сотен миллионов жертв тоталитаризма» я не замечал. Хочешь — учись, хочешь — чемпионствуй, хочешь — изучай любую философию и любую религию. Но тогда, как и сегодня, масса вела себя как хайдеггеровское das Man, царила мода. И моды на до- или на не-советское ещё не возникло.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments