skurlatov (skurlatov) wrote,
skurlatov
skurlatov

Categories:

Уроки Косово

Сравниваю происходившие в последние два-три десятилетия консолидацию Малайзии и развал Югославии. Обе страны – многоэтнические и многоконфессиональные. Ряд других стран тоже «мультикультурны», в том числе РФ. Можно всегда привести миллион причин и доводов за разбегание подобных обществ по этноконфессиональным закуткам, написать гору книг за разделение, возбудить соотечественников друг против друга. Надстроечники рьяно «докажут» что угодно. А мудрый малайзийский лидер этнический малаец Махатхир бин Мохамад, как и сингапурский лидер этнический китаец Ли Куан Ю, решали проблему консолидации общества базисно – впрочем, как и американские лидеры, которые сумели благодаря базисной общенациональной программе «аффирмативных действий» в 1960-1980-х годах сплотить многоэтнический американский народ и практически покончить с межрасовой рознью (даже вполне вероятен афроамериканец Барак Обама как президент США). Возможны, конечно, перегибы «толерантности», о чём свидетельствуют этнические беспорядки в ряде городов Европы, но с ними справиться легче и крови в них проливается меньше, чем в случае «нетолерантного» этнозоологизма. Мудрость не в том, чтобы сеять межэтническую ненависть, а в том, чтобы создать базисные условия для более или менее мирного сосуществования этносов в едином государстве, как удалось американцам или малайзийцам, но не удалось югославам. Почему же рухнула Югославия?

Разумеется, после ухода Иосипа Броз Тито не возникло в этой разноликой стране мудрого общенационального лидера – и это, как всегда, самая главная причина неудач. Мелковаты оказались наследники Тито, не обладали стратегическим видением, не руководствовались высоким и всех устраивающим идеалом. Вроде хорошо выглядел их «самоуправленческий социализм», однако, в отличие от китайско-дэнсяопиновского, он шел в русле устарелой и чреватой бюрократизацией социализации, а не в русле востребованной наступившей эрой постиндустриализма субъектизации. И низовое «самоуправление», на котором базисно строилась Югославия, оказалось гнилым и маложизнеспособным, тогда как не только в КНР, но также в Малайзии самоуправление было переориентировано на субъектизацию.

А в русле («парадигме») социализации неизбежен вопрос о дележке ресурсов, которые в немодернизирующейся стране заведомо недостаточны, и началась схватка за их расход, а не за их приход. А где дележка – там и рознь, в отличие от той же Малайзии, где вперед вышла «столыпинская» проблема наращивания народного богатства, сплотившая нацию.

В несубъектизируемом-немодернизируемом обществе неизбежно на первый план выходят межрегиональные и сопутствующие досубъектные межэтнические-межконфессиональные факторы, вспыхивает рознь. Развал СССР – наглядный пример. Развал СФРЮ – по тем же досубъектным межам с быстрым возгоранием этнозоологизма. И начались межэтнические чистки-зачистки, которые в конце концов, не без вмешательства корыстных внешних сил (естественно, под маской «доброхотов», а на самом деле геополитически и экономически выгоден многим раздел СФРЮ и «управляемый хаос» на её территории). У США и ЕС – свой интерес на Балканах, и смешно их корить за использование ситуации, спрашивать надо прежде всего с местных руководителей.

Итак, стратегически многоэтническая СФРЮ, в отличие от столь же разношерстных США или Малайзии, оказалась, как и СССР, без объединяющего проекта, и быстро скатилась к межрегиональным и межконфессиональным конфликтам, приведшим к её распаду. Были допущены и три тактические ошибки, приведшие к только что совершившейся на наших глазах исторической трагедии сербского народа (этноса) – утрате им своей сердцевинной Родины, своего священного Косова. Мы в РФ, будучи насквозь прошкуренными, в массе своей легко пережили утрату священной «матери городов русских» Киева, но сербы не столь самопредательские, какими оказались позднесоветские русские, и тяжко страдают от своего поражения-унижения, в котором, впрочем, сами во многом виноваты.

Первая тактическая ошибка, а скорее историческое невезение – у сербов не нашлось мудрого сильного лидера, ибо Слободан Милошевич, при всех его достоинствах, все же не смог ответить на возникшие вызовы, и ему далеко в этом плане до Махатхира бин Мухамада, не говоря о других выдающихся руководителях успешных стран.

Вторая тактическая ошибка – допущение погибельного для самих сербов этнозоологизма, то есть чисток-зачисток несербского населения в Боснии-Герцеговине и в Косово. Неужто не ясно, что как только допускается или демонстративно не пресекается этнозоологизм, начинается раскручивание спирали межэтнической ненависти, и тут нужно или идти до конца, то есть, в самой этнозоологической системе ценностей-координат, до поголовного истребления или депортации, или беспощадно пресекать этнозоологистов в собственных рядах, а это не так просто и требует политической воли, ибо этнозоологисты рядятся в маски «патриот-националистов» и приобретают авторитет среди досубъектных соплеменников. Сербы не совершили ни того, ни другого и оказались в моральной изоляции и проиграли политически, их самые популярные лидеры обвинены в преступлениях против человечества и попали под Гаагский трибунал (или скрываются по сей день), и мировое общественное мнение и соответственно ряд государств встали на сторону боснийских мусульман и косовских албанцев.

Третья и, пожалуй, самая очевидная тактическая ошибка – нерешительность Слободана Милошевича и других сербских лидеров вступить в прямое военное столкновение с НАТО и США в Косово, что повлекло бы жертвы и, вероятно, кончилось бы военным разгромом Сербии и оккупацией не только Косово, но и Белграда, но вынудило бы Запад тоже пойти на некоторые жертвы в том числе и в ходе последующей партизанской войны, что в итоге превратило бы сербов в пострадавшую сторону, мобилизовало бы сербский народ и обеспечило бы сербам более достойные позиции на перспективу. Одно дело – новая честная битва на Косовом поле, и другое – фактическая капитуляция не только перед Западом, но и перед вооруженными формированиями косовских албанцев, которые на правах бесспорного победителя забирают себе отвоеванную территорию.

Легко давать советы! Шота Руставели говорил – «Если действовать не будешь, ни к чему ума палата. Каждый мнит себя стратегом, видя бой со стороны. Радости вкушать не трудно, лучше крепким в горе будь! ...» Обсуждал ситуацию в Косово с генералом Драганом Донцовым, когда помогал боснийским сербам получить поддержку в Москве и Минске. К боевой схватке за Косово он был готов, да и многие другие тоже. Не вышло! Ныне сербские лидеры надеются поскорее войти в ЕС, чтобы благодаря интеграции с европейскими структурами через какой-то обозримый исторический период усилить свои позиции и в Косово. Но тамошний албанский этнозоологизм, возможно, погуще сербского будет. И «балканская Малайзия» не получится, поскольку этноконфессиональные общины уже разделились территориально. И то, что произошло с сербами, весьма поучительно и для нас, русских – нельзя оставлять кому-либо свои территории и надо быть готовым к отстаиванию своих прав на них всеми средствами, а стратегически вовлекать их в процесс постиндустриальной модернизации и тем самым сплачивать в единую государственно-гражданскую субъектность, как сделано в США или Малайзии.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments