skurlatov (skurlatov) wrote,
skurlatov
skurlatov

Category:

Владимир Набоков глазами Джона Фаулза

Гуляя сегодня по окрестностям, на улице Генерала Кузнецова набрел на застекленную полочку-"скворечник" под названием "Свободная библиотека" и взял десяток замечательных книг, в том числе изящное флип-издание (умещается в ладони) знаменитого романа англичанина Джона Фаулза "Любовница французского лейтенанта" (1969). Роман - классика, известен всякому культурному человеку, но до чего же любовно его русский перевод выпустило в свет в 2014 г. издательство Эксмо! Великолепный книжный дизайн, несколько крупный, но для меня оптимальный шрифт, и вполне приличный аппарат Примечаний (стр. 946-1002, автор М.И. Беккер).



Как раз читаю дневниковые записи английского постмодернистского классика за 1969 год, когда нарастал вал интереса к этому его произведению. Искренний и очень меня стимулирующий текст, близки мне душевные переживания автора. Весьма оригинальны его характеристики других корифеев литературы. И вот в записи 3-11 октября 1969 года он пишет о Владимире Набокове и о его романе "Ада" (1968)(а я в эти дни читаю изданную в прошлом году качественную книгу профессора Алексея Матвеевича Зверева "Набоков" из серии "Жизнь замечательных людей"):

"Набоков, "Ада". Безнравственный он старик, грязный старик; роман, по большей части, мастурбация; доставляющие физическое наслаждение мечтания старого человека о юных девушках; все окутано осенней дымкой в духе Ватто, очень красиво, он вызывает из области воспоминаний сцены, мгновения, настроения, давно минувшие часы почти так же искусно, как Пруст. Его слабая сторона - та, где он ближе к Джойсу, хотя, мне кажется, она нужна ему больше, чем большинству писателей. Я хочу сказать, что сентиментальные, слабые места как-то очень гладко, легко переходят у него в замечательные прустовские сцены. Думаю, неорганизованность огромной эрудиции, проистекающая от усиленного чтения и странных увлечений, никогда не даст ему подняться на вершину Парнаса; но и без того есть нечто неприятное в отбрасываемой им тени - нарциссизм, онанистическое обожание его, Набокова. Почти как у Жене, но без искренности последнего" (Иностранная литература, Москва, 2016, № 8, стр. 188-189).

Через месяц с лишним, 7 ноября 1969 года (долго же он читал роман Набокова!), Джон Фаулз записывает:

"Я заканчиваю "Аду". Получил от романа большое удовольствие; это роман для писателей - так у Баха, говорят, есть музыка для музыкантов. Значит, только другой писатель - точнее сказать, писатель той же породы, вроде меня - может понять, о чем этот роман. Думаю, что понимаю Набокова лучше любого его читателя, хотя это не означает, что я больше знаю об источниках книги или связи ее с другими произведениями; просто я понимаю его, как Клэра или Гарди. Психологически я той же породы.

Особенно нравится мне набоковская идея времени, которое он рассматривает, скорее, как функцию памяти, чем пространства, - настоящее - то, что в данный момент присутствует в его мозгу, прошедшее - что отсутствует, поэтому то, что вспоминается, может быть ближе того, что непосредственно воспринимаешь органами чувств" (Там же, стр. 191-192).
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • О Сергее Щеглове (умер 17 октября 2021 года)

    На 57-ом году жизни умер пермский мыслитель и писатель Сергей Игоревич Щеглов (1965-06-08 СССР, РСФСР, Пермь - 2021-10-17 Пермь). Он - самородок,…

  • О некоторых русских националистах

    Т.н. "русских националистов" знаю давно и хорошо, начиная с "ДимДимыча" Васильева (глава общества "Память"), которого подобрал на улице (он…

  • О польской мечте

    Андрей Медведев, [21.10.21 21:22]: Польская "мягкая сила", безусловно, является прямым продолжением национальной идеологии страны. А ней ключевыми…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments