?

Log in

No account? Create an account

Уточнить факты. 2

Фёдор Ибатович Раззаков далее пишет в своей исторической справке «Спрятанная правда «узбекского дела»» (Советская Россия, Москва, 31 июля 2008 года, № 81 (13153): Отечественные записки, № 17 /163/, стр. 3-6):

««Прикрытие» полностью удалось: в ходе «узбекского дела» будут арестованы тысячи (!) людей. В уголовных делах в качестве главных фигурантов будут проходить узбеки, таджики, туркмены, русские, азербайджанцы, греки, украинцы и т. д., но ни одного высокопоставленного армянина среди них не окажется (а их, повторюсь, в руководящих кругах Узбекистана было предостаточно – в одних органах внутренних дел четверть личного состава составляли армяне). Получалось, что преступниками в этой республике мог оказаться кто угодно, но только не граждане армянской национальности. Позднее эта политика «кремлевских глобалистов» дорого обойдется простым армянам, проживающим в Узбекистане: местные жители их станут оттуда выживать. Впрочем, вполне возможно, именно этого как раз и добивались «глобалисты» – поссорить между собой народы, которые на протяжении десятилетий жили друг с другом в мире и согласии.

Отметим, что даже несмотря на эти процессы, выдавливание армян из Узбекистана имело меньшую активность, чем в других среднеазиатских республиках, где армяне после узбекистанских событий угодили в разряд потенциально опасной диаспоры. В итоге из 180 тысяч уехавших из данного региона армян большую часть составляли выходцы из Таджикистана и Туркмении, и только потом шел Узбекистан. То есть узбеки и здесь доказали свою национальную толерантность.

Рашидову и его сторонникам не надо было быть семи пядей во лбу, чтобы понять, против кого было направлено «узбекское дело». Ведь Мелкумов действовал в обход высшего руководства Узбекистана, выполняя прямое указание Москвы. Значит, повторялась та же схема, которая была опробована Андроповым в Азербайджане и Грузии. То есть целью Москвы была смена высшего руководства республики.

Отметим, что поначалу в планы андроповцев входило «мягкое» смещение Рашидова – то есть согласно его собственному желанию. Но чтобы это желание у него появилось, в Узбекистан был послан пресловутый «андроповский десант», а также было организовано противниками Рашидова «эпистолярное наступление» – то есть в Москву полетели тысячи писем, в которых их авторы жаловались на неблагополучное состояние дел в республике практически во всех областях ее жизнедеятельности. Вскоре после этого в Москву был вызван сам Рашидов с явной целью вручить ему «черную метку». Руководитель Узбекистана сначала согласился подать в отставку, но, когда вернулся в республику, передумал – решил сделать это осенью, после уборки хлопка. Но Кремль не хотел ждать даже недели, а не то что полгода. В итоге аресты в республике продолжились с удвоенной энергией. В разгар их – 31 октября 1983 года – Рашидов внезапно скончался.

Смерть была вызвана естественными причинами, которые были усугублены атакой на республику со стороны Цент¬ра: у Рашидова было больное сердце, что было следствием тяжелого ранения, которое он получил на фронте в 1942 году. Кстати, в Москве прекрасно знали о всех болячках Рашидова, поскольку он, как высшее номенклатурное лицо, был приписан к 4-му управлению Минздрава и часто наблюдался в Москве. Учитывая это, можно предположить, что недоброжелатели Рашидова неспроста нагнетали атмосферу вокруг него. Кто-то из читателей сочтет это за досужий вымысел, но думать так есть веские причины. Ведь политика – вещь грязная, тем более большая политика. И неважно где она вершится: в далеком Белом доме в Вашингтоне, или в Московском Кремле.

Несмотря на то, что сразу после смерти Рашидова из жизни ушел и сам Андропов (в феврале 1984-го), «андроповский десант» в Узбекистане продолжил свою деятельность, причем с еще большим энтузиазмом. Все это было не случайно: ведь для «кремлевских глобалистов» была важна не столько смерть Рашидова, сколько кардинальная замена тех кадров, которые он выпестовал. Их всех Кремль обьявил коррупционерами, хотя истина, повторюсь, крылась в другом: они могли помешать глобалистам в их планах подмять под себя республику (а с ней и всю Среднюю Азию) и ускорить тамошнюю капитализацию. Узбекистан стал тем полигоном для «кремлевских глобалистов», на котором они испытали систему так называемого «управляемого хаоса» на деле, чтобы в этой междоусобной войне наработать необходимые навыки, которые должны были пригодиться им в их дальнейшей «перестройке» общества по своим глобалистским лекалам. Они тысячами арестовывали и правых, и виноватых, конфисковали их материальные ценности.

К лету 1986 года только за должностные преступления в Узбекистане было привлечено к ответственности 22 тысячи человек (всего до конца 80-х через чистки там пройдут около 58 тысяч должностных лиц). Были сняты со своих постов 172 работника, входивших в номенклатуру ЦК КПСС, 1813 – входивших в номенклатуру ЦК КП Узбекистана, среди них 52 секретаря обкома (из 65), 408 секретарей горкомов и райкомов партии (70%). Вместо них пришли новые люди, многие из которых не обладали должным опытом работы, да и действовать им приходилось отнюдь не в благополучной атмосфере.

Между тем московские разработчики чисток в Узбекистане ловко уводили общественное внимание в сторону от тех, кто на самом деле представлял угрозу для общества. Например, под шумок борьбы с «узбекской мафией» глобалисты позволили кавказским кланам проникнуть в центральные регионы России: в частности, в сердце страны, в Москву – город был окончательно захвачен и поделен между кавказскими преступными группировками именно в середине 80-х».

То же самое произошло и с проектом переброса части стока сибирских рек в Среднюю Азию. Именно в 1986 году «кремлевские глобалисты» стали наиболее активно натравливать державников на среднеазиатские элиты, чтобы «загрести жар чужими руками» – то есть, перес¬сорить между собой тех, кто мог помешать им в их планах. Как верно пишет философ С. Кара-Мурза: «Эта кампания прямо разрушала идею общей исторической судьбы народов СССР – прежде всего во взаимоотношениях РСФСР и Средней Азии. Почему народы Средней Азии вошли в состав России практически добровольно? В частности, и потому, что это обещало очень выгодное для обеих сторон соединение ресурсов – земли, солнца, труда и воды... В какой-то степени «в кредит» под будущую воду узбеки и туркмены всю свою наличную воду пустили под хлопок, который затем вывозился в Центр России. И вдруг – шумная кампания с криками «Не дадим воду!». Кампания, возглавленная элитарной интеллигенцией и явно поддержанная верхушкой КПСС. Нетрудно представить, как она была воспринята в массовом сознании народов Средней Азии. Идейная основа СССР треснула. В кампании против «поворота рек» уже зрел зародыш беловежского сговора...»

По замыслу организаторов «узбекского дела», эта республика должна была предстать в глазах рядовых советских граждан «всесоюзным центром преступности». Это было тем более кощунственно, что долгие годы именно эта республика по части криминогенной обстановки считалась одной из самых благополучных в Союзе. Но после приезда туда «андроповского десанта», который весь свой пыл направил на выявление взяточников и коррупционеров, кривая уголовной преступности в республике резко пошла вверх. Такого разгула уголовщины просто не могло быть при Рашидове, который всегда держал руку на пульсе работы правоохранительной системы. А теперь республиканские органы внутренних дел были настолько деморализованы, что противостоять распоясавшимся бандитам практически стало некому.

Волна бандитизма буквально захлестнула Узбекистан. Только в 1984 году там были зафиксированы 308 вооруженных разбойных нападений, 1406 грабежей и 5101 квартирная кража. К концу десятилетия в республике уже действовало несколько сотен(!) преступных бандформирований, причем практически все они появились на свет не до, а после смерти Рашидова. Впрочем, такая же ситуация царила тогда по всей стране, погрузившейся в настоящее лихолетье, именуемое «перестройкой». На самом деле это был обыкновенный грабеж и развал великой державы.

Как теперь уже понятно – Горбачёв являлся ставленником «кремлевских глобалистов», которые имели на Западе поддержку в определенных кругах. Их полпредом выступила тогдашний премьер-министр Великобритании Маргарет Тэтчер (одна из лидеров неоконсерваторов): это она во всеуслышание объявила на весь западный мир, что «с этим человеком можно иметь дело». Кроме этого, свою лепту внесли и воротилы еврейских и закавказских диаспор, живших за пределами СССР и обладавших не только огромными финансовыми средствами, но, главное, влиянием во всем мире.

Первое, что сделал Горбачёв, придя к власти, – поставил своего человека во главе внешнеполитического ведомства. Им стал недавний лидер Грузии Эдуард Шеварднадзе. Много позже станет понятно, откуда росли ноги у этого назначения. Со стороны Горбачёва это было своеобразным «алаверды» в сторону кавказцев, внесших весомый вклад в дело его возведения на трон, а также уступка мировым глобалистам, которые уже приступили к практическому осуществлению будущего развала СССР. И лучшей кандидатуры для этого, чем сепаратист Шеварднадзе, трудно было себе представить. Как пишет он сам в своих мемуарах: «Нам с Горбачёвым было ясно: не изменив внешнюю политику, не изъяв из нее главные факторы недоверия – силовой компонент и ориентацию на идеологические «указатели пути», мы не создадим вокруг нее зоны комфортного доверия...»

Как мы теперь знаем, «зону комфортного доверия» Горбачёв и Шеварднадзе и в самом деле создали, только комфортно в ней чувствовал себя лишь стратегический противник СССР – США, а сами Советы должны были играть в этой «зоне» роль туземца, которого мировые глобалисты собирались купить (и благополучно купили) за бижутерию. Как верно заметит госсекретарь США Дж. Бейкер: «Шеварднадзе выполнил все наши пожелания на 120 процентов!». В итоге некогда великий и могучий СССР пал.

За оказанную ему услугу в деле уничтожения великой державы Запад сполна воздал Горбачёву и Шеварднадзе: осыпал их всевозможными наградами и провозгласил «людьми тысячелетия». Таковыми они считаются в либеральной историографии и поныне. Зато деятели вроде Шарафа Рашидова числятся там по разряду преступников. Что, естественно, верх вопиющей несправедливости. Рашидов был интернационалистом, лидером одной из самых просоветских республик и СССР не разваливал. В его деятельности были ошибки и заблуждения, но высокой идее он всегда оставался верен и страну свою, ровесником которой являлся, не предавал. Побегушкой или официантом-разносчиком на банкете мировых глобалистов он никогда не был, да и не мог быть по определению. За это, собственно, горбачёвский агитпроп и сделал из него этакого монстра – «босса всесоюзной мафии». Чтобы истинные мафиози чувствовали себя в безопасности.

Горбачёв и К° прекрасно понимали, что они делали: их задачей было не мобилизовать систему, не реформировать ее, а именно угробить. И краеугольным камнем в их политике было разрушение многонациональной дружбы советского народа. На это указывал еще первый шеф ЦРУ Ален Даллес в начале 50-х, так что его тезисы здорово пригодились горбачёвцам спустя тридцать пять лет. И та массированная кампания в советских СМИ по поводу так называемого «узбекского дела» (это обозначение стало всесоюзным брендом в советской печати именно в 1987 году) была далеко не случайной: с ее помощью советских людей невольно приучали к мысли, что весь узбекский народ – вор и захребетник, сидящий на шее у «старшего брата», у России. В итоге в 1987–1989 годах в советских СМИ было опубликовано более четырех сотен (!) статей, где разоблачалась «узбекская мафия». Не «грузинская», «армянская» или «молдавская», а именно «узбекская». В авангарде этого процесса шли самые раскрученные либеральные издания. Раскручивал их все тот же А. Яковлев, который лично следил за тем, чтобы тиражи у этих изданий были запредельными: 60 миллионов против... 1,5 миллиона «державных».

Широко тиражированные публикации намеренно создавали у миллионов советских граждан впечатление повальной коррупции в Узбекистане практически на всех этажах власти, а также приучали тех же граждан к тому, что узбеки на протяжении долгого времени обворовывали страну, приписывая миллионы тонн хлопка и получая за это миллиарды рублей. Между тем приписки эти на самом деле были, но они имели не узбекские, а общесоюзные корни, а также цифры их были в разы меньше тех, о которых писала союзная пресса. Здесь, по сути, была та же ситуация, что и с числом репрессированных людей в сталинские годы. В горбачёвскую перестройку либералы жонглировали этими цифрами как бог на душу положит, в результате чего вилка в расхождениях была поистине фантастической: от 30 до 100 миллионов человек. То же самое можно сказать и о цифрах хлопковых приписок в Узбекистане – они явно брались с потолка. Как говорится, одним миллионом больше, одним меньше – какая разница. Вот лишь один пример.

Разоблачительные статьи об «узбекской мафии» сделали сногсшибательное паблисити двум старшим следователям Генеральной прокуратуры СССР Тельману Гдляну и Николаю Иванову. Если к тому «девятому валу» статей с их участием приплюсовать еще их выступления по радио и мелькание на телеэкранах (опять же в либерал-перестроечных передачах типа «Взгляда» или «Пятого колеса»), то читателю станет понятно, какая степень популярности была у этих людей в то время. И слава эта была отнюдь не случайной: она специально раскручивалась «кремлевскими глобалистами», поскольку Гдлян и Иванов были не только наиболее талантливыми служителями советской Фемиды, но, главное, наиболее беспринципными и тщеславными среди них. Их более чем кого-либо из их коллег одолевала неумеренная жажда стать знаменитыми, прославиться на всю страну. Как обронил как-то в разговоре с Гёте Наполеон: «В наше время судьба – это политика».

Напомним, что граждане армянской национальности в то время вообще составляли значительную часть перестроечной либеральной элиты. Так, в ближайшем окружении Горбачёва их было несколько: одним из его ближайших помощников был Георгий Шахназаров (перешел к нему от Ю. Андропова), а советниками по экономическим вопросам – Абель Аганбегян и Степан Ситарян. Кроме этого, в центральной прессе часто выступали полпреды либералов: политолог Андроник Мигранян (в наши дни он уже профессор МГИМО и директор одного из политологических институтов с головным офисом... в Нью-Йорке), поэтесса Сильвия Капутикян, журналист Зорий Балаян и др.

Тельман Гдлян хотя и не входил в круг ближайших сподвижников Горбачёва, но долгое время считался его активным сторонником. Их расхождение случилось чуть позже, в 1988 году, после того, как Горбачёв начал лавировать между «либералами» и «консерваторами» и сделал ряд шагов, которые испугали армянское лобби в Кремле. Вот тогда Гдлян и разочаровался в Горбачёве, впрочем, как и большинство высокопоставленных представителей его народа.

Все началось на июньском Пленуме ЦК КПСС в 1987 году, на котором Горбачёв внезапно посягнул на святое: сказал, что руководство ЦК Компартии Армении не борется со взяточничеством, спекуляцией и протекционизмом. Генсек знал, что говорил. Эта республика на тот момент и в самом деле являла собой одну из наиболее коррумпированных в составе СССР, однако наводить порядок там Кремль по-прежнему не решался, предпочитая делать это в иных местах – например, в той же Средней Азии (только с весны 1986-го до лета 1987 года советские СМИ сообщили о расстрельных приговорах, вынесенных в отношении четырех бывших узбекистанских руководителей).

В итоге к концу 80-х ситуация в Армении приобрела настолько вопиющий характер, что на это вынужден был отреагировать даже сам Горбачёв, который к кавказцам всегда относился лучше, чем к среднеазиатам (не даром столько лет проработал в Ставропольском крае, который граничит с кавказским регионом), к тому же прекрасно помня, какое усердие проявили кавказские кланы, возводя его на кремлевский престол.

На что надеялся Горбачёв, делая свое заявление, непонятно, поскольку армянская элита ценила и поддерживала его только потому, что он был ей нужен как союзник и толкач их интересов. Но когда Генсек, что называется, взбрыкнул и посягнул на святое, вот тут, как говорится, и стало не до сантиментов. В результате в конце того же года Кремлю заметно осложнили жизнь – были спровоцированы волнения в Нагорном Карабахе и уже в открытую стали раздаваться голоса о выходе Армении из состава СССР. Естественно, в такой ситуации бороться с коррупцией в данном регионе Москве стало несподручно, и эта проблема была благополучно положена под сукно (если вообще рассматривалась всерьез).

Зато разоблачения в Узбекистане благополучно продолжились. Перестроечные разоблачения по адресу Рашидова, Брежнева и других высокопоставленных советских деятелей помогли сделать громкое имя многим ранее безвестным писателям, кинорежиссерам, поэтам, публицистам, журналистам, а также двум следователям: Гдляну и Иванову. Последние буквально за считанные месяцы благодаря беспрецедентному пиару в СМИ сделали головокружительную карьеру в рядах демократов, которых позже в народе метко окрестят «дерьмократами». Сегодня даже поражаешься, как же легко можно было облапошить миллионы взрослых людей: достаточно было взойти на трибуну, проорать что-то про «мафиози Брежнева», намекнуть на то, что у тебя есть чемодан компромата на него, и всё – народ тебя боготворит и готов сделать хоть прокурором страны, хоть ее президентом.

Но уже очень скоро сама перестроечная власть пришла в ужас от того, каких франкенштейнов она взрастила, и бросилась их усмирять (после того, как те посягнули на самого Горбачёва). Но было поздно: на защиту своих кумиров дружно встал облапошенный народ, вышедший на площади, а также их покровители, которые в конце перестройки уже не скрывали своей принадлежности. Поэтому, чтобы Гдляна и Иванова самих не арестовали, их сделали народными депутатами. И знаете - от какой республики? Правильно, от Армении. Более того, книгу Т. Гдляна под характерным названием «Мафия времен беззакония» выпустил... ЦК Компартии Армении тиражом 200 тысяч экземпляров. Предисловие написал профессор Сурен Золян. В нем он, заливаясь соловьем, писал следующее:

«Гдляну не дали поставить последнюю точку в его блестяще начатой роли. Ушли от возмездия те, кого он разоблачал и как дотошный юрист, и как взрывной оратор. Но его не смогли ни купить, ни сломить, ни заставить замолчать, и при колоссальном неравенстве сил выстояв, он остался в народном сознании – победителем...»

Ну чем не панегирик времен Брежнева? Рассчитан он был, конечно же, на людей наивных и легко внушаемых. Поскольку умные люди уже хорошо разобрались в сути гдляновских разоблачений. Ведь никто не мешал Гдляну продолжить свою борьбу в том же Ереване и, зайдя в соседний с типографией, где печаталась его книга, дом, в котором располагался ЦК Компартии Армении, завести уголовное дело на какого-нибудь функционера тамошнего ЦК, а то и вовсе на самого первого секретаря. А потом написать вторую часть книги под названием «Мафия времен беззакония: «армянское дело». Вот тогда следователь и в самом деле мог бы вырасти в народном сознании до подлинного борца с мафией. А так для большинства людей, кто уже прекрасно разобрался, что из себя на самом деле представляла горбачёвская перестройка, он так и остался «цепным псом», кусающим того, на кого укажет хозяин.

Без сомнения, так называемое «узбекское дело» ставило конечной целью не борьбу с коррупцией, а являлось звеном в цепи операций «кремлевских глобалистов» по развалу Советского Союза. Вместо того, чтобы начать «разминировать бомбу с замедленным действием», каковой являлся вовсе не Узбекистан (и не Средняя Азия в целом), а Закавказье, кремлевские политтехнологи ловко переключили внимание общественности на самый спокойный и лояльный Центру регион. А когда прозрение народа наступило, было уже поздно. Приведу по этому поводу слова из выступления русского писателя Валентина Распутина, сказанные им на I Съезде народных депутатов РСФСР всего за полтора года до развала СССР – в июне 1990 года:

«Шовинизм и слепая гордыня русских – это выдумки тех, кто играет на наших национальных чувствах, уважаемые братья. Но играет, надо сказать, очень умело. Русофобия распространилась в Прибалтике, Грузии, проникает она и в другие республики, в одни меньше, в другие больше, но заметна почти повсюду. Антисоветские лозунги соединяются с антирусскими. Эмиссары из Литвы и Эстонии едут с ними, создавая единый фронт, в Грузию. Оттуда местные агитаторы направляются в Армению и Азербайджан. Это не борьба с бюрократическим механизмом, это нечто иное...»

Итак, в конце 80-х первыми заговорили об отделении их республик от СССР руководители Армении, Грузии, Азербайджана, а также прибалты. Они же (кроме Азербайджана) саботировали референдум в марте 1991 году по вопросу о сохранении СССР. Саботировала его и Молдавия, а казахстанская элита заставила голосовать свой народ по иной формулировке, которая позволяла тамошним сепаратистам в будущем выйти из состава СССР. Но даже несмотря на это, за то, чтобы остаться в Союзе, проголосовали 94,1% жителей Казахстана.

Между тем больше всего приверженцев единого Союза оказалось в Средней Азии. Так, в Туркмении за него проголосовало 98% населения, в Таджикистане – 96%, в Киргизии – 94,5%, в Узбекистане – 93,7%. Вдумайтесь в это: люди, пережившие унижение «узбекским делом», целиком и полностью состряпанным в Москве, нашли в себе силы и разум проголосовать за нахождение свой республики в составе СССР. Это голосование окончательно показало, «кто есть ху» во всей предыдущей истории. Народ, значительная часть жизни которого пришлась на времена правления коммуниста-интернационалиста Шарафа Рашидова (а он 10 лет был Президентом республики и 24 года первым секретарем ее ЦК), остался верен его заветам: жить в мире и дружбе с братскими народами. И не их вина, что уже очень скоро результаты этого референдума были безжалостно растоптаны кремлевскими предателями».

Обсуждение на Интернет-форуме газеты «Советская России» оказалось содержательным:

Patron:
Заподозрить Ю.В. Андропова в сознательном разрушении СССР методами, описуемыми здесь автором?! Уж чем это Вам, Ф. Раззаков, так персонально насолил покойный Генсек, чтобы вот так, походя, вылить на него ушат грязи? Или это заказ - провокация на разжигание национальной неприязни русских к грузинам или к прибалтийцам, чьи государства сегодня не числятся в числе лояльных к России? Знаете, попахивает мерзким душком от статьи. Считаю сей материал на страницах Советской России вредным как разжигающий межнациональную неприязнь среди народов СССР, да при этом бездоказательно обвиняющий во всех грехах разложения страны Ю.В.Андропова.

Viktorhan:
Прежде чем ругать автора, прочтите книгу Семанова "Андропов. 7 тайн генсека с Лубянки". И вы поймете, что скольжение в пропасть реформ если не началось с него, то ускорилось существенно. Оказывается, что все те одиозные личности, с которыми связывается т.н. рыночная экономика и "демократия", были привлечены Андроповым еще в бытность его .... председателем КГБ. В качестве своих советников. Именно с его подачи получили свободу действий все это либерасты. Зато жестко подавлялось все, что связано с русским. Читайте! Что же удивляться тому, что КГБ не выполнил в 1991-1993 году той роли, для которой создавался в 1918?

Shved:
Рынок в СССР, если не изменяет память, начался с 9 сентября 1962 года, когда в "Правде" была напечатана статья Либермана "План, прибыль, премия". Что касается Андропова, то по случаю 100-летия со дня смерти К. Маркса он издал небольшую работу "Учение Карла Маркса и некоторые вопросы социалистического строительства в СССР", в которой говорилось о том, что пора перестать говорить о пережитках капитализма, и начать поиск причин воспроизводства негатива в "развитом социализме". Обычно работы вождей сразу же начинают изучать и онаучивать, но автор этой работы был смертельно болен, и на него просто плюнули. Занявшись новым НЭПом в понимании Наведения Элементарного Порядка, он однажды действительно допустил либерализм, и дело обстояло по одной из версий примерно так: Глава Узбекистана доложил однажды о небывалом урожае хлопка. В тот же день вражий голос отметил, что это вранье, так как снимки из космоса показывают значительно большие площади хлопчатника, чем те, что назвал Рашидов. Была создана комиссия. Закончив работу, она должна была вернуться в Москву, но по одной из версий за ней вдруг прислали самолет, к трапу которого в Москве подкатил автобус, и членам комиссии сказали, что, учитывая важность проблемы, их хочет послушать Юрий Владимирович. Прямо с дороги их с портфелями привезли к нему, и речь его была примерно такой: Есть информация о некоторых недостатках вашей работы, но мы не будем заниматься их раследованием с проверкой содержимого портфелей, а предоставим вам возможность поработать над итоговым документом. Далее по одной из версий их отправили на одну из подмосковных правительственных дач, а по другой - на том же самолете назад в Узбекистан. И началось узбекское дело. Сегодня Шараф Рашидов занял место героя узбекского народа, который использовал свой дар сильного лидера и умного дипломата для того, чтобы, воспользовавшись слабостями советской системы, принести блага узбекскому народу. В. Болдин (помощник Михаила Горбачёва и зав. отделом ЦК КПСС) пишет - "Как только к власти пришел Андропов, Горбачёв сразу засуетился. Бросился демонстрировать свои успехи. Я помню, как он выкручивал руки главе Узбекистана Рашидову, чтобы тот увеличил сдачу хлопка. Рашидов объяснял, уговаривал: «У нас прошел дождь со снегом, всё смёрзлось. Если даже соберём коробочки, это будет мокрятина, которую мы будем сушить полгода». Горбачёв говорит: «Всё равно, сдавайте больше». (Коммерсант-Власть, 15 мая 2001, стр. 61). Председатель Совета Национальностей Верховного Совета СССР в 1970-1974 годах Я. Насриддинова – «Каждый год Узбекистан отчитывался перед государством тремя миллионами тонн хлопка. А на деле - не поставлял и половины. Ну, в общем, приписка, обман, очковтирательство. В 1983-м Андропов звонит Рашидову: “Шараф, 3 миллиона тонн будет?” - “Будет, Юрий Владимирович”. И вот уже октябрь, а сдали только 20% от намеченного. Тогда Рашидов собирает глав районов на актив: “Почему не сдаете?” Молчат. Знают же, что хлопка нет. За три последующих дня на машине он объехал пол-Узбекистана - нет хлопка в республике. А вернулся в Ташкент, опять звонок Андропова: “Шараф, ну что, будет хлопок? Смотри, принимай меры. Если нет, учти, будешь иметь дело со мной”. В тот же день Рашидов поехал домой и застрелился". Учитывая изложенное, шить рынок Андропову, по-моему, просто нелепо, даже если узбекское дело развивалось несколько иначе.

Silovik:
Огромная благодарность редакции Советской России за очень интересную и, главное, правдивую статью Федора Раззакова. Данная статья продолжает и развивает тему серии публикаций настоящего русского и советского патриота Валерия Михайловича Легостаева, трагически погибшего при темных обстоятельствах. Крепость под названием СССР не была взята штурмом, а пала в результате того, что ворота предательски открыли те, кто призван был защищать Советский Союз. Не Солженицын с Сахаровым и даже не западные спецслужбы развалили СССР, а чекистская и партийная верхушка. Достаточно понять, у кого сейчас в стране реальная власть, чтобы уяснить наконец-то, какая структура в первую очередь виновна в гибели СССР. А сказки про интеллигентов-диссидентов, разрушивших сверхдержаву, рассказывайте на своих сектантских форумах. Не было у них рычагов власти, чтобы провернуть такое дельце. Главные факты таковы: 1) СССР и социализм уничтожены; 2) организация, которая должна была защищать советское государство и социалистический строй, в реальности ничего даже не попыталась защитить; 3) в РФ власть и национальные богатства заимели выходцы из КГБ, их ставленники и деловые партнеры. В данном случае работает известное древнеримское правило: хочешь найти преступника, ищи того, кому это преступление было выгодно.

Mihail:
Для уяснения истинных причин нашего поражения в "Холодной войне" советую всем прочитать книгу ( "КГБ - ЦРУ. Секретные пружины перестройки ) бывшего руководителя одного из аналитических отдело КГБ В. Широнина. Ваши доводы, Силовик, не стоят ломаного гроша. Можно подумать - КГБ не сумела остановить контрреволюцию, значит сама её и организовала. Логика "железная"! А что до власти и должностей, то ни Чубайс, ни Березовский, ни Абрамович, ни Гайдар (как и другие) в КГБ не были, а были типичными представителями той самой либеральной интеллигенции, купленной Западом, приход которой к власти вы именуете "сказками". Те же бывшие кэгэбэшники, всплывшие в наше время, никаких особо руководящих постов в КГБ не занимали, а в начале 90-х гг., вроде того же Путина, были на побегушках у разного рода демократов (ВВ, в частности, был начальником охраны Собчака), так что это люди не КГБ, а "демократов". Агенты влияния, безусловно, в КПСС были. Только Крючкова, к примеру, вы зря туда записали. Когда разрушали КГБ и сдавали его секреты, главным в этом деле был Бакатин, что открыто признает КГБ. А уж Андропова к ним приписать - ну это вообще типично либеральная мерзость. А что до либеральной интеллигенции, то я имею в виду даже не отдельных её представителей, а всю, всю в целом. Припомните, как она подымала на щит Калугина, какой восторг проявляли по адресу этого явного предателя (то-то вы его "не вспомнили", хоть он и КГБшник, как "не вспомнили" и "номенклатурщика" Яковлева). Его КГБ пыталась привлечь к ответственности. Кто первый выступил против? "Демократы". Их СМИ, которыми контролировалось уже свыше 90% всего медиа-пространства. Именно в обстановке перестройки все эти журнально-газетно-телевизионно-киношные господа начали проповедовать народу то, чего сами уже успели начитаться и наслушаться на обожаемом им Западе ранее (кстати, главным образом потому, что им очень хотелось жить так, как их коллеги на Западе), включая фашистские бредни Солженицына. Припоминаю, как журналист Молчанов плакался в газете, что имеет только один "Жигуль", а его западный коллега - целый гараж. Ну что же, господа добились своей цели, теперь они люди богатые даже и по западным меркам. А Крючковы, которых вы обвиняете, остались при своих взглядах и при своих пенсиях.

Silovik:
Mihail, разбираться в предмете нужно, а не обвинять огульно в либеральных мерзостях. Калугин из того же гнезда птенцов Андропова. Не без участия Андропова в 1972 г. он становится самым молодым генералом КГБ. Скорее всего, именно Калугин по заданию начальства организовал спецоперацию по диффамации Григория Романова, который для андроповской группировки был политическим конкурентом. Что касается Крючкова, то он по воле Горбачева в 1988 г. занял пост председателя КГБ. Во многом из-за невнятной, мягко говоря, позиции Крючкова - ГКЧП потерпел крах.

Mirsky45:
1987-1989 май - годы моей службы в Советской Армии. Так получилось, что будучи в разное время приписанным к войсковым частям - в Андижане и в Самарканде - мне довелось слегка поездить. Помимо Узбекистана, побывал в Южном Казахстане, Киргизии (Юго-Западный Тянь-Шань), Горно-Бадахшанском Автономном Округе (Памир, Таджикистан) и Туркмении (ну так дивизия дислоцировалась). Совершенно согласен про отсутствие всяческого национализма у узбеков. И здесь может причина даже не в пропаганде и работе власти. Узбеки расово наиболее близки к индусам. А у тех, насколько я помню из телепередач, тоже всё в порядке с толерантностью. Вообще, конечно, материал интересный, комментировать можно буквально каждый абзац. А это ли не авторский успех?

VVU:
Спасибо автору. Замечательная статья! Многим теперь станет понятна фраза грузина из "затёртого" анекдота, который, выставив чемодан на стол в ресторане, отказался его убрать со стола, возразив официанту: - "Это не чемодан - это КОШЕЛЁК!" И подоплёка «узбекского дела» с Ахмаджаном Адыловым рассыплется как карточный домик. Казематов-то не было! Враньё это!

Comments

Декабрь 2018

Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Метки

Разработано LiveJournal.com