skurlatov (skurlatov) wrote,
skurlatov
skurlatov

Categories:

Есть ли стратегия у АП в отношении оппозиции?

В Телеграм-канале Запретное мнение показательны рассуждения «Истребляя умеренную оппозицию Путинский режим решает сиюминутную задачу, но создаёт неразрешимое противоречие уже в обозримом будущем» [19.05.21 23:40].

Кремль, преследуя внесистемную оппозицию, при всей бессистемности и хаотичности, всё же пытается выдерживать определённую логику, в рамках которой выбивает своих оппонентов «по краям» — и с правого (убив в тюрьме Марцинкевича), и с либерального (разгромив ФБК Навального), и с левого (дело Платошкина).

В общем, загоняя всех в одну нишу, где они в тесноте, чувствуя себя некомфортно, рано или поздно, но будут вынуждены сцепиться, освободив хотя бы на время Путинских чекистов от необходимости постоянного надзора за «неблагонадёжным контингентом».

Это на самом деле не политика, а просто технологии. Учитывая особую страсть именно к технологическим решениям у нынешней АП, можно предположить, что именно она руководит процессом.

Но у технологий есть ограничения, и здесь они очевидны.

Истребление относительно умеренной части российской внесистемной оппозиции неизбежно приведёт к радикализации. Правда, радикализм может принять формы, с которыми ранее Кремль не сталкивался, а потому все заготовленные структуры расправы с несогласными могут оказаться недееспособными.

К примеру, что могут сделать Путинские каратели с людьми, которые вместо активного протеста выберут пассивное неповиновение?

Вот прямо сейчас большинство населения РФ категорически не желает вакцинироваться, что уже на высшем уровне признано угрозой приоритетного порядка, а отдельные безмозглые личности среди высшего же руководства предлагают ввести принудительные процедуры.

Ну, и чем тут могут помочь Росгвардия и центр «Э»? Их готовили для другого.

Сегодня в Мьянме пассивный протест создаёт для армейской хунты колоссальные проблемы. Ситуацию слегка спасает то, что значительная часть экономики принадлежит двум армейским корпорациям, где под страхом реальной расправы людей выводят на работу. Но остальная Мьянма просто не работает. И бирманская Тамада (армия) ничего с этим сделать не может.

В Путинской РФ против пассивного протеста может играть лишь до предела примитивизированная экономика трубы. Для питерской гопоты ценность представляет в основном та часть экономики, которая работает на вывоз природных ресурсов. Поэтому пассивный протест на короткой дистанции братве вроде бы не страшен.

Но это на короткой.

Радикальный протест потому и радикален, что он начинает жить в принципиально иной парадигме — ему уже неважна собственная победа, ему важна смерть противника. Умеренные потому и умерены, что собственная гибель для них есть красная черта. Политическая или физическая — не суть. Для радикала этот вопрос не стоит. Он борется не для того, чтобы выжить, а для того, чтобы уничтожить врага. И это принципиальная разница.

Истребляя умеренных, режим решает тактическую задачу. Сиюминутную. При этом создаёт ещё одно неразрешимое противоречие уже в обозримом будущем, наивно полагая, что проблемы нужно решать по мере их возникновения.

Наверное, в устойчивой ситуации такая логика имеет право на жизнь, хотя и она, мягко говоря, недальновидная, но в обстановке краха подобные решения — чистое самоубийство. Нельзя бесконечно стрелять себе в ноги — крови не хватит.

Одно утешает — Путинская элитка настолько глупа, что даже не способна догадаться — насколько, а потому прямым ходом рулит в пропасть.

Борис Кагарлицкий рассуждает на эту же тему по поводу сегодняшнего подлого приговора ученому Николаю Платошкина (5 лет условно и 700 тыс руб штрафа) - телеграм-канал Кагарлицкий letters [19.05.21]:

Суд над лидером «Движения за новый социализм» Николаем Платошкиным становится очередной вехой в кампании репрессий, развернутых руководством страны против оппозиции. Прокуратура потребовала приговорить его к 6 годам тюрьмы за якобы призывы к беспорядкам, выразившиеся… в том, что Платошкин агитировал своих сторонников пойти на избирательные участки и голосовать против поправок к конституции. И да, он считал, что в случае фальсификации надо будет протестовать. Не устраивать уличные беспорядки, а мирно выразить своё неодобрение. Кстати, приравнивая требование защищать честный подсчет голосов к подрыву государства, власть сама признает, что честность и добросовестное выполнение демократических процедур с нынешним режимом несовместимы.

В деле Платошкина есть ещё один поучительный момент, характеризующий психологию нынешних правящих кругов. Ни для кого не секрет, что на определенном этапе, давая Платошкину возможность много выступать по телевидению, власти надеялись использовать его в своих играх. Но человек оказался самостоятельный, с убеждениями и контролировать его действия так, как планировали, не получилось. А потому Платошкину просто мстят. Чиновники из президентской администрации не могут простить ему своего собственного просчета. И не могут смириться с мыслью, что у кого-то имеются принципы и убеждения, которые нельзя поменять или подкорректировать по приказу или за деньги.

Конечно, многие высказывания и политические проекты Платошкина были довольно наивны, но возможно именно этим он и притягивает к себе многих людей, не особенно озабоченных тонкостями теории. Выпускать его на телеэкран было со стороны власти большой ошибкой.

Сегодня мы ждем приговора по делу Платошкина. Можно, конечно, надеяться, что требования прокуратуры специально завышены, чтобы суд мог проявить милосердие и все бы с облегчением вздохнули: не замучили человека до смерти, и то хорошо. Но в том-то и дело, что любой приговор по делу Платошкина кроме полного и безоговорочного оправдания будет актом произвола, преступлением против закона и здравого смысла.

Свободу Николаю Платошкину! Свободу всем политзаключенным!
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments