skurlatov (skurlatov) wrote,
skurlatov
skurlatov

Category:

Умер Юрий Давыдов

Позвонила Юлия Анатольевна Приведенная, которую блестяще защищал в Люберецком суде бывший сотрудник КГБ и ныне известный адвокат Михаил Иванович Трепашкин, и сообщила скорбную весть – утром 24 сентября 2009 года в московской Городской клинической больнице имени Боткина скончался продолжатель анархо-коммунистическо-самоуправленческого движения коммунаров и основатель Объединения ФАКЭЛ-ПОРТОС (Формирования Альтруистов – Кандидатов в Эволюционирующие Люди– Поэтизированного Объединения Разработки Теории Общенародного Счастья) Юрий Афанасьевич Давыдов (родился в 1955 году).



Причина смерти – сердечная недостаточность, отягощенная обострением пневмонии. Конечно, подействовали зверские избиения при аресте и пытки на допросах, в тюрьме от ран развилась гангрена, и его принудительно лечили в психушке, пичкая подрывающими здоровье психотропными химикатами. Юрий Давыдов – жертва путинского режима.

Знаю его с 1989 года, он руководил отделением нашего Российского Народного Фронта в Калуге. Ровно 16 лет назад он пришел защищать вместе с нами Дом Верховного Совета РСФСР (Белый Дом) на Краснопресненской набережной, но отказался изучать приемы боя и проходить строевую подготовку, поскольку был сторонником ненасильственного сопротивления. При Путине наше Общественно-Политическое Движение «Возрождение» подверглось разгрому (автоматчики, обыски и т.п.) 7 февраля 2000 года, а его ПОРТОС, занимавшийся хозяйством в деревне Машково Люберецкого района, дождался своей очереди 7 декабря того же года. Десятки грузовиков угнали, оборудование сломали, коров сожгли живьём – типичная карательно-устрашающая акция «диктатуры закона» Путина.

Казалось бы, ПОРТОС - безобидная пацифистская организация, за что с ней так жестоко расправились? Юрий Давыдов 15-23 июля 2000 года провел в Москве 73-й Конгресс Всемирной вненациональной ассоциации (SAT) - первый международный конгресс эсперантистов в российской столице. Ничто не предвещало беды. Но ПОРТОС, как и наше ООПД «Возрождение», - экономически-самодостаточная организация. А Путин прежде всего смотрит - кто финансирует? Если сама себя содержит – уже потенциально опасно, потому что такая организация может при первой возможности встать поперёк. И удары наносились по Партии самоуправления трудящихся Святослава Федорова, по нашему ООПД «Возрождение», по ПОРТОСу Юрия Давыдова.

На Конференции оппозиционных сил "Другая Россия" 11-12 июля 2006 года Юрий Афанасьевич Давыдов, несколько недель назад вышедший из тюрьмы, передал мне свой труд о «Теории счастья». Разрабатывал он «теорию счастья» до последних дней жизни и снова не без успеха апробировал её на практике, а он был прирожденным хозяином, но уже не в полицейско-неофеодальной РФ, а в более свободной Украине в учебном хозяйстве-коммуне «С.П.А.Р.Т.А.» (Сельскохозяйственная Поэтизированная Ассоциация Развития Трудовой Активности). Там он и будет похоронен.

Отпевание же состоится в воскресенье 27 сентября 2009 года в 13.00 в действующем храме Новодевичьего монастыря направо от входа на территорию комплекса, неподалеку от могилы знаменитого патриота России партизана-поэта Дениса Васильевича Давыдова (1784-2839), праправнуком которого и является Юрий.

Светлая память о безвременно ушедшем от нас Юрии Афанасьевиче Давыдове сохранится в моем сердце. Он посвятил жизнь служению Добру, он саможертвенно вкладывал всего себя в построение более счастливого общества и взращивал субъектность доверившихся ему.

В заключение – статьи о деятельности Юрия Давыдова и его верной соратницы Юлии Переведенной. Киевская журналистка Татьяна Винокурова год назад так писала о его хозяйстве в статье «Коммуна под Харьковом: каждый день пишут стихи и делят себя на нелюдей и получеловеков» (Сегодня, Киев, 27 октября 2008 года):

«В селе категорически запретили спиртное, сигареты и предписали всем работникам слагать стихи.

Искать счастье они задумали в конце 80-х. Молодые люди из разных городов Союза, они заявили на всю страну, что собираются перестроить общество: искоренят курение, наркоманию и пьянство и научат людей поэзии. Со временем у них появились экспериментальные хозяйства в России и Украине. Они стали называться «ПОРТОС» — «Поэтизированное объединение разработки теории общенародного счастья» — и внедрять свои правила на местах. Работа притормозилась после того, как лидера движения Юрия Давыдова и других руководителей обвинили в создании военного формирования на базе этих хозяйств и в издевательствах над детьми (на территории коммуны наказывали за ослушание). О счастье пришлось забыть: всех руководителей, в том числе Давыдова, упекли за решетку. Спустя годы он вернулся, чтобы строить счастье заново. Теперь под Харьковом.

Служебный автомобиль, присланный из коммуны, вырулил на загородную трассу в направлении Люботина. Расположившийся на переднем сидении основатель и директор необычного хозяйства Юрий Давыдов с ходу начал рассказывать о своем детище.

«Хозяйство наше сразу возле реки, — показывает Давыдов. — А на другом берегу — спиртозавод. Мы у них как бельмо в глазу, потому что трезвенники. Еще и говорим им: вы что народ спаиваете?! Директор нас на дух не переносит: мало того, что мы пьянствовать не собираемся, так еще и в соседнем поселке люди пить перестают, благодаря нам. А у нас с выпивкой очень строго — нельзя совсем. И курить тоже. Если кого-то заметят — штраф 100 гривен. Вместо этого предлагаем нашим подопечным культурную альтернативу: в коммуне отличная библиотека, компьютер и даже синтезатор в распоряжении любого новичка. Все это общее, точно так же, как посуда и домашний инвентарь».



Еще один обязательный элемент организации — рифмоплетство. Поэтому коммуна и называется «СПАРТА», что расшифровывается как Сельскохозяйственная поэтизированная ассоциация разработки трудовой активности.

НИ ДНЯ БЕЗ РИФМЫ

Поселенцы взяли в аренду несколько гектаров земли, обрабатывают участки, держат подсобное хозяйство. 30 человек в возрасте от 20 до 55 лет выращивают свиней, кроликов и лошадей. В магазин ходят только за сахаром, солью и спичками. Мужчины живут отдельно от женщин, о детях пока не мечтают: говорят, нужно поднять коммуну на ноги. А пока коротают время, сочиняя стихи. За идеологию в коммуне отвечает женщина, она-то и следит, чтобы ее подопечные вовремя приходили на партсобрания и писали побольше о счастье.

САРАЙ ГОГОЛЯ, ТУАЛЕТ ЛЕНИНА

С виду хутор, где расквартировалась коммуна, самый обычный, каких много в Харьковской области, но если присмотреться... К примеру, у всех зданий есть имена. Коровник, например, называется «Ликург» — в честь законодателя древней Спарты. А стройматериалы «портосовцы» держат в сарае «Гоголь», имя великого писателя написано на поржавевшем гараже крупными буквами. Неизвестно, как бы автор «Мертвых душ» отреагировал на такое «увековечивание», но для спартанцев это обычная практика. Пушкина, Гоголя и Хмельницкого портосовцы почитают, поэтому дали их имена исключительно полезным помещениям — сараям.

«А Сталин был злой человек, — говорит Юрий Давыдов, — поэтому мы назвали в его честь туалет. Еще у нас есть туалет «Ельцин» — это ему за то, что он сделал с Россией».

Даже машины в хозяйстве именные, причем авто стараются величать на космическую тематику, например, «Гагарин», «Циолковский» и «Королев». А гараж, в котором они стоят, — «Байконур».

125 КГ МЯСА В ГОД

Нужно быть счастливым — главный лозунг в коммуне. Каждый раз Давыдов не устает задавать новеньким риторический вопрос «Что такое счастье?» и сам отвечает на него. «Это сумма позитивных эмоций, преобладающих над негативными. Я долго думал: как это так получается, что счастье нужно всем, а никто им серьезно не занимается. Мы разработали технологию, как сделать людей и Украину счастливыми. Сейчас применяем ее на маленьком участке в нашем хозяйстве. И, черт возьми, получается! У нас четыре усадьбы, свиньи, коровы. На каждого человека в год выходит по 125 кг мяса. Все продукты экологически чистые: чтобы мы генно-модифицированное ели, это ни-ни! И люди каждый день улыбаются. А все потому, что у нас уровень счастья больше».

Кто-то принимает этот постулат и остается в коммуне, некоторые не выдерживают правильного ритма жизни и возвращаются в городскую суету. Первых, говорит Давыдов, больше.

ЗА НАРУШЕНИЕ ПРАВИЛ — НАКАЗАНИЕ ПЛЕТКОЙ

Вначале счастьем занялись в деревне Машково Люберецкого района под Москвой. Тогда в коммуне существовала жесткая дисциплина: за малейшее нарушение правил следовало наказание плеткой. Однако провинившийся волен был сам выбирать: либо подвергнуться наказанию, либо отправиться домой.

«Тихая» жизнь на задворках прервалась, когда руководителей Юрия Давыдова и Евгения Привалова, а также Ирину Дергузову и Татьяну Ломакину обвинили по нескольким статьям Уголовного кодекса Российской Федерации — в создании незаконного вооруженного формирования, незаконном лишении свободы и избиении несовершеннолетних, а также в создании общественного объединения, деятельность которого сопряжена с насилием. Несмотря на то, что сами подростки не считали себя потерпевшими, Московский областной суд с участием присяжных заседателей приговорил Дергузову к восьми, а Ломакину к шести годам лишения свободы. Над Давыдовым и Приваловым суд состоялся заочно, так как эксперты института социальной психиатрии имени Сербского признали их невменяемыми.

НЕЛЮДИ ТИХОГО НРАВА ПРЕВРАЩАЮТСЯ В ПОЛУЧЕЛОВЕКА

Всем работникам из соседних сел в «СПАРТе» назначают инструктора. В его обязанностях — следить за «облико морале» и отучать от вредных привычек всех, кто поселился в коммуне навсегда и даже тем, кто оказался здесь временно. Причем «спартанцы» придумали и более оригинальный метод внушения, чем штрафы. По пятницам все обитатели коммуны собираются в столовой на построение. Лучшим работникам вручают тортик, а худшим — игрушечную обезьяну-лентяйку с подтекстом: животное, мол, так и не превратилось в человека, а все потому, что плохо трудилась.

«Сколько я уже провожу построения, никто не хочет получать обезьяну и никто не отказался от первого приза, — уверяет инструктор Елена Александрова. — Им не столько торты нужны, сколько почет и признание коллег, которые живут и трудятся рука об руку. Точно также неприятно держать эту обезьяну и стоять с ней перед строем».

Впрочем, находятся и те, кто к подобным мероприятиям относится с иронией. «Это все детский сад, мы уже привыкли», — говорит одна из работниц.

В коммуне есть своя классификация людей: например, пьяницы и дебоширы считаются «нелюдями злобного нрава». Себя Давыдов называет «получеловеком», который все еще стремится к следующей стадии — «человек разумный». Такую терминологию «портосовцы» позаимствовали у Пифагора. Математик и философ из Древней Греции придумал не только теорему, но и классификацию людей в зависимости от их моральных качеств. Это разделение применяется и в харьковской коммуне. Самое интересное заключается в том, что человеком здесь считают далеко не каждого.

«Нелюди злобного нрава» у нас, как правило, долго не задерживаются, — рассказывает Юрий Давыдов. — Они приходят, устраиваются, а потом что-нибудь украдут или, например, подерутся. А «нелюди тихого нрава» могут прекрасно работать, выкарабкиваться в получеловека. А там, смотри, — и до настоящего homo sapiens дорастут».

МУЖЧИНЫ И ЖЕНЩИНЫ ЖИВУТ ПОРОЗНЬ

Свой день здесь планируют заранее: у каждого есть специальный дневник, где все расписывается по часам. Отдельное время в нем отведено написанию стихов. Никого, конечно, не заставляют, но стены столовой увешаны плакатами: «Позор городам, в которых нет ни одного поэта!» Автор плакатов Ольга Широкая отвечает за идеологию в коммуне, изучает рейтинги своих работников. Напротив каждой фамилии цифра — «коэффициент жизненной силы». Спрашиваем у нее, что это значит.

«Выживаемость, — объясняет «идеолог». — Здесь учитываются не только производственные характеристики: мы смотрим, может ли человек собрать команду, пишет ли он стихи...»

«Когда я впервые попала сюда, была в шоке, — делится впечатлениями новенькая жительница коммуны Инна Харченко. — Я сразу попала на что-то вроде линейки в пионерском лагере, но вместо детей на ней были взрослые. Они все стояли и слушали какую-то торжественную музыку. Как потом оказалось, это был гимн «ПОРТОСа». Прошло время, и я поняла — это и есть счастье. Сейчас я этот гимн и на телефоне слушаю, и с телятами на пастбище. И все стало родным, кажется, все люди в мире должны так жить — одной большой семьей».

Но семья здесь понятие условное. Привычные семейные пары сюда не берут: нет возможности выделить супругам отдельную комнату. Да и по правилам организации мужчины и женщины живут порознь. Заводить детей «спартанцы» пока не собираются: говорят, сначала надо поднять экономическую базу. О сексе даже не хотят разговаривать: мол, это не главное в жизни. «Я поражена тем, что есть люди, которые думают не о только о себе, но и о том, чтобы принести пользу другим и вывести страну на более высокий уровень», — говорит Елена (фото ниже), которая ради жизни на хуторе бросила комфортную московскую квартиру и престижный вуз.



«КУРИТЬ УБЕГАЮ: ДАЖЕ СВОИ МОГУТ СДАТЬ»

Соседи из близлежащих сел не спешат бросать свои хозяйства и перебираться в коммуну. По их мнению, счастье — это свой кусок земли и крепкое здоровье.

«Я когда-то сходил туда на разведку, — говорит 74-летний Иван Григорьевич, — так аж плевался! Ну где это видано, чтобы русскому человеку выпить нельзя было? Да хоть 100 грамм! Чтобы его курить отучивали или заставляли каждый день какие-то бумажки вести? Тьфу! Это не для нас».

Некоторые харьковчане приезжают подработать в коммуну на сезон и даже не задумываются о счастье. «Да, меня здесь все устраивает, — жмурясь от солнца, сообщает паренек. — Конечно, приходится слушаться и все правила соблюдать. Курить бегаю далеко. Прячусь, даже от своих прячусь. Они могут сдать».

ПСИХОТЕРАПЕВТ: «Я ДУМАЮ, ЧТО ЭТО СЕКТА»

Виктор Привалов, психолог, автор книги «Семья — тоже секта»: «Эта ситуация уже повторяется. Наша история знает пример военных поселений — вспомните знаменитую александровскую реформу. Тогда наших людей тоже загоняли на отдельные земли, заставляли жить по четкому графику, штрафовали за выпивку, и все ради того, чтобы все были счастливы. Результат известен: реформа погорела. Потому что для нашего человека муштра и дисциплина не подходят.

С другой стороны, это игра. Называть эту организацию сектой вряд ли можно. Люди ничего не отдают, кроме того, что добровольно отказываются от каких-то привычек, и они же могут свободно уйти».

У известного психотерапевта Олега Чабана мнение другое: "Я думаю, что это секта. Потому что декларируются рамочные отношения и культивирование каких-то идей. Идеи направлены на изменение личности, притом далеко не на ее развитие. Все начинается как игра, выстраивается на детских инстинктах: объединение, соревнование. А приходят - "человек", "сверхчеловек", идеи Ницше. Большой психолог Гитлер тоже пришел с мыслью о "сверхчеловеке". Таким образом, создается атмосфера, где легко подтолкнуть: мы - люди тортиков, а есть вон быдло, которые обезьяны.

Люди сходятся на дефиците общения, они начинают чувствовать друг к другу какое-то особое единение, которое противестоит жестокому миру, где их не понимают. И вдруг такого человека изгоняют - свободен, тебя никто не держит, если ты не согласен с правилами, более того: мы тебя таким не любим. Итог: у человека тревога, депрессия, нарушение сна. И это куда более изощренное наказание, чем плеть".

"Создали неплохую идею о теории счастья, - говорит секретарь Люботинского горсовета Сергей Нечипоренко, - но создают много проблем своим соседям: ведь от уймы их живности люди просто не могут открывать окна в домах. Фермерство "портосовцы" не оформляют, потому что тогда их деятельность будет регулироваться законом, а это им невыгодно".

С паспортами в коммуне все в порядке. Это показали проверки милиции. Замечали у них нескольких иностранцев. Но у тех есть разрешение пребывать в гостях. По закону, о своем приходе они обязаны предупреждать за 10 дней, что они и делают. Возможно, этого времени хватает на то, чтобы этот самый порядок организовать».

Рысь:
Спасибо автору за статью. Потрясающая социальная затея. Фото москвички, доящей корову - супер. Похоже, что это вымя - самое крупное в Украине. Успехов автору и коммуне!

О соратнице Юрия Давыдова, знаменитой Юлии Приведенной, – материал «Дело подмосковной партизанки»:



«В Москве на Чистопрудном бульваре у памятника Грибоедову прошёл пикет в поддержку Юлии Приведённой, представителя общественного Объединения "Ф.А.К.Э.Л.-П.О.Р.Т.О.С." (Формирование Альтруистов Кандидатов в Эволюционирующие Люди – Поэтизированного Объединения Разработки Теории Общенародного Счастья" имени офицера группы "Альфа" Геннадия Сергеева).

Юлия Приведенная, член Союза журналистов, участница эсперанто-движений, поэтесса, с 22 мая 2008 года находится под стражей. На пикете прошла уличная пресс-конференция адвоката Юлии Приведенной Михаила Трепашкина, где он рассказал о ходе и подоплеке дела. Во время акции собирались пожертвования в поддержку политзаключенной Юлии Приведенной.

Напомним, что представители общественного Объединения «Ф.А.К.Э.Л.-П.О.Р.Т.О.С.» Юрий Давыдов, Татьяна Ломакина и Евгений Привалов находились в тюрьмах и психиатрических больницах по уголовному делу с 7 декабря 2000 года по 2005 – 2006 годы. Их обвинили в "создании вооруженного формирования", "истязании" и других преступлениях, которые были доказаны с помощью показаний троих потерпевших, которые они дали в течение трёх дней, проведённых под арестом.

По словам адвоката Михаила Трепашкина, на суде "потерпевшие" от своих показаний отказались, сославшись на давление, которое на них оказывало следствие. В частности, они заявили, что в их присутствии милиционеры избивали подозреваемых, и обещали прекратить, если они дадут "нужные" показания. Однако суд на эти заявления внимания не обратил, а опёрся на письменные показания, подписанные потерпевшими в участке.

Юлия Приведённая вместе со всеми арестована не была, но официально все эти годы находилась в розыске. При этом она не скрывала места жительства и регулярно участвовала в публичных мероприятиях. Арест был для неё неожиданностью.

24 июня 2008 года Мещанский суд, куда обратился с жалобой на неправомерные действия следователя, ведущего дело Юлии Приведенной, адвокат Михаил Трепашкин, перенаправил жалобу в Люберецкий суд, обосновав это тем, что жалобу необходимо рассматривать по месту совершения преступления. В свою очередь, 5 июля 2008 года Люберецкий суд отправил эту жалобу обратно в Мещанский суд – объяснив, что жалоба должна рассматриваться в Мещанском районном суде, на территории которого и находится следственное управление. Пока суды пересылают бумагу друг другу, Юлия находится под стражей. 10.07.2008 11:17».

Московская журналистка Анна Филиппова пишет в статье «Кому мешал ПОРТОС?» (Русская мысль, Париж, N 4410, 23 мая 2002 года):

«В Московском областном суде подходят к концу слушания по делу членов общественной организации ПОРТОС. Весной прошлого года многие газеты, в том числе и «Российская газета», написали о разгроме производственной коммуны в деревне Машково. Дело было представлено как большая победа РУБОПа, которому удалось, если верить тем же газетам, ликвидировать организацию, использующую рабский труд несовершеннолетних. О том, что после арестов портосовцев и обыска, произведенного рубоповцами, бесследно исчезло имущество организации: больше десятка грузовиков, легковые машины, неплохая библиотека, компьютеры, видеоаппаратура, - никто не писал.

Разработчики теории счастья за решеткой.

Основатель организации ПОРТОС Юрий Давыдов начал разрабатывать «теорию счастья» еще в начале 90-х. Будучи поклонником Пифагора, он привнес в его учение ленинские идеи, дополнив их военно-«патриотической» риторикой и пропагандой здорового образа жизни. Найдя единомышленников в Саранске и на Украине, Юрий Давыдов создал организацию, число членов которой неуклонно росло. Организация ПОРТОС зарегистрирована в Министерстве юстиции РФ как общественное объединение. Ее отделения существовали в семи городах России и Украины.

В последние годы члены ПОРТОСа занялись и предпринимательской деятельностью, образовав несколько экспериментальных хозяйств в России и на Украине, занимавшихся сельским хозяйством. Активисты этой организации участвовали в сборе подписей во время президентской кампании Михаила Горбачева, служили в городских дружинах. Несколько лет назад вице-мэр Москвы Валерий Шанцев наградил портосовцев как лучших дружинников столицы. При организации был создан Фонд помощи пенсионерам и ветеранам. Члены ПОРТОСа развозили им продукты по сниженным ценам или бесплатно.

Сегодня активисты организации (Юрий Давыдов, Евгений Привалов, Татьяна Ломакина) - за решеткой. Обвинение, предъявленное им, не имеет ничего общего ни с их идеями, ни с предпринимательской деятельностью. Портосовцев судят за организацию вооруженного формирования или участие в нем, за организацию объединения, посягающего на личность и права граждан, за истязание несовершеннолетних, угрозу убийством и причинение тяжкого вреда здоровью.

Больше года портосовцы провели под следствием. После проведения судмедэкспертизы их дело было искусственно разделено на два. Давыдов и Привалов были признаны невменяемыми, и их судят заочно.

По мнению адвоката Дмитрия Аграновского, это было сделано только для того, чтобы дело Давыдова и Привалова не мог слушать суд присяжных. Может быть, следствие боялось, что руководителям ПОРТОСа удастся убедить присяжных в абсурдности обвинений против них?

Как бы то ни было, но психолого-психиатрическая экспертиза о признании Евгения Привалова невменяемым вызывает сомнения у адвоката Андрея Муратова: «Там, в частности, речь идет о бредовых идеях реформаторства, высказываемых моим подзащитным. Я не очень понимаю, что означает этот термин».

И вправду, трудно представить, что двое невменяемых людей, страдающих шизофренией (а Привалов вел в ПОРТОСе всю бухгалтерию), в течение нескольких лет руководили экономически успешной организацией.

Странности следствия и суда.

Признание двух подсудимых невменяемыми - не единственная странность в запутанном и противоречивом деле. Адвокаты обращают внимание на то, что некоторые свидетельские показания, данные на следствии, написаны как будто бы под копирку. А показания несовершеннолетних кажутся не слишком достоверными. Так, например, один из подростков показал на следствии, что в ПОРТОСе существовала цензура и он не мог написать письмо домой, на Украину. Когда же адвокаты спросили мальчишку, что такое цензура, он ответил: «Это когда ругаются матом».

В суде присяжных председательствует судья Снегирева. Узнав, что в зале присутствуют журналисты, она поспешила сообщить, что, вероятно, сделает процесс закрытым. По ее мнению, слушатели постоянно меняются, и это может грозить безопасности присяжных. Почему судья боится гласности? Не потому ли, что дело, склеенное следствием, разваливается на глазах?

Ломакину обвиняют в создании вооруженного формирования и создании организации, посягающей на личность и права граждан. Некоторые портосовцы носили газовое оружие, купленное по лицензии, так как часто подвергались нападениям рэкетиров и воров. Но ношение газового оружия - это не нарушение закона. Из материалов уголовного дела известно, что организацию в разное время посещали сотрудники подмосковных ОВД. Приезжали и сотрудники уголовного розыска. Судя по протоколам, составленным милиционерами, никто из обитателей автогородка ни разу не пожаловался на применение насилия по отношению к ним.

Чем был вызван столь пристальный интерес к коммунарам? По официальной версии, в РУБОП поступила оперативная информация о том, что в ПОРТОСе находятся несовершеннолетние. Приехав, рубоповцы действительно обнаружили там несколько подростков. На допросах ребята рассказали, что их наказали за то, что они пили и курили. По версии членов ПОРТОСа, нарушителям здорового образа жизни предложили на выбор: отправить домой или наказать. Они выбрали порку.

ПОРТОС «заказали»?

Трудно представить, что причиной разгрома организации послужили сомнительные педагогические методы разработчиков теории счастья. «Идеи, которые они проповедовали, вызывали раздражение у многих, - считает Георгий Возлинский, редактор журнала «Национальная безопасность и геополитика России». - В атмосфере криминального капитализма портосовцы казались белыми воронами. А занявшись предпринимательской деятельностью, они могли задеть и чьи-то интересы».

Политолог Виктор Кувалдин из «Горбачев-фонда» знает организацию ПОРТОС по работе в избирательном штабе Михаила Горбачева на президентских выборах 1996 года: «Они производили впечатление честных и порядочных людей, нисколько не фанатичных. Пытались организовать нечто вроде производственных объединений, повторяя по-своему опыт коммунаров 20-х годов. Мне кажется, это эксперимент, который надо было беречь. Кампания в прессе, организованная после ареста руководителей ПОРТОСа, произвела на меня впечатление хорошо срежиссированной акции. Насильно в организацию никого не загоняли, выйти из нее можно было так же легко, как и вступить. Те, кто соглашался с уставом: писать каждый день по несколько четверостиший, не пить, не курить и не выражаться нецензурно на территории коммуны, - становился членом ПОРТОСа. Для вступления в организацию не требовалось внести какие-то взносы или отдать имущество. Поэтому назвать ее тоталитарной сектой можно с очень большой натяжкой».

«ПОРТОС была подозрительной для власти организацией. Ее члены были патриотами, но при этом изучали эсперанто. В них не было никакого национализма, ксенофобии, - говорит Николай Гудсков, российский представитель Всемирной вненациональной ассоциации рабочих-эсперантистов. - На Российском съезде эсперантистов они в числе немногих участников подписали резолюцию против войны в Чечне. Ими, безусловно интересовались и в ФСБ, как интересуются там всеми неформалами».

«Портосовцев «заказали», даже не сомневайтесь, - ответил на мой вопрос о причине гонений сотрудник милиции, пожелавший, чтобы его имя не фигурировало в печати. - Они ведь деньги делали. Заняли чью-то территорию. Не заходили платить кому было надо».

Прокурор оказывает давление на потерпевших...

То, что следствие было вынуждено придумывать преступление, стало ясно во время суда. Первоначально четверо несовершеннолетних были признаны потерпевшими. Но на суде они изменили свои показания.

Рассказывает адвокат Андрей Муратов, защищающий Евгения Привалова: «Ребята заявили, что их наказывали правильно. По их словам, в протоколе допроса следователь преувеличил число ударов, которые им нанесли на самом деле. На суде все они заявили, что не имеют никаких претензий к подсудимым, а на следствии говорили обратное, потому что боялись, что их будут бить».

Таким образом, распадается состав преступления и по этой, самой уязвимой для подсудимых статье - истязание. Вероятно, поэтому реакция прокурора на изменение потерпевшими своих показаний не заставила себя ждать.

«После очередного допроса Хакимова, который отказался от первоначальных показаний, - рассказывает адвокат Андрей Муратов, - я спускался по лестнице. Передо мной шел Хакимов и прокурор Кривоногова. Таким образом я стал невольным свидетелем их разговора. Она высказывала подростку недовольство его показаниями. Он ей ответил: «Не прессуйте меня, ведь я сказал правду»».

Допрос подсудимой Ломакиной длился два дня. Удалось ли ей убедить присяжных в том, что их организация не представляла опасности для окружающих?

«Мы себя считали кандидатами в настоящие люди, и были уверены, что еще недостаточно много сделали для страны, - сказала Ломакина на процессе. - Мы поставили себе цель понять, почему общество живет так плохо и как это исправить...»

- Мы ведь договаривались, без политических лозунгов. Никто здесь в вашу организацию вступать не собирается, - прервала ее судья Снегирева. Она настаивала на том, чтобы Ломакина говорила о существе обвинения, то есть об организации вооруженного формирования, об истязаниях...

Но подсудимая продолжала подробно рассказывать об идеологии ПОРТОСа и о том, как жили коммунары в деревне Машково. И чем больше говорила Ломакина, тем становилось понятней, что организация, в которой она состоит, далека от той, которую придумало следствие. Большинство присяжных, участвующих в этом процессе, по всей видимости, воспитаны на книгах и фильмах советского времени - тех самых, которые любили смотреть портосовцы в свободное от работы время, - и идеология организации не должна вызывать у них аллергию. Будут ли они, принимая решение о виновности или невиновности подсудимых, задумываться над тем, кто заказал разгром этой организации и что стало с имуществом ПОРТОСа?

Разработчики «теории всенародного счастья» не скрывали, что собираются развивать свою деятельность и постепенно выйти на федеральный уровень, вовлекая в свои ряды представителей молодежи. Может быть, кто-то испугался конкурентов на поле молодежной политики? Приходилось слышать, что преследуемая сегодня организация занимала нишу «Идущих вместе». Так считают и сами портосовцы. Один из них уверял меня, что портосовцы, в отличие от «Идущих вместе», - настоящие патриоты...».

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments