Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

О Сергее Щеглове (умер 17 октября 2021 года)

На 57-ом году жизни умер пермский мыслитель и писатель Сергей Игоревич Щеглов (1965-06-08 СССР, РСФСР, Пермь - 2021-10-17 Пермь). Он - самородок, устремлённый к Правой Вере. Я его не знал, пообщаться не удалось.


Татарский вундеркинд Камиль Рамилевич Галеев (я не раз его упоминал) пишет в своей телеге Галеев, [18.10.21 10:04]:

Умер Сергей Щеглов. Не так давно он писал у себя в блоге, что ищет возможности издать свою книгу на английском; спрашивал кто может помочь с адаптацией и изданием. Думал написать ему. Не то чтобы у меня были под рукой готовые варианты, но по крайней мере можно было бы обозначить интерес и возможно что-нибудь подсказать. А теперь уже поздно.

Я не знал Щеглова и даже не в курсе как он выглядел при жизни. Я читал его блог, его книгу - и на этом все. Но его судьба кажется мне чрезвычайно показательной.

Знаете, у нас в РФ распространено подчеркнуто высокомерно отношение к дискурсу. Мол, есть реальные дела - и это круто, а есть пустая болтология. Можно было бы посмеяться над такой позицией как над чрезмерно редукционистской, но я бы не стал. В ней есть свой резон.

Российское презрение к болтологии совершенно оправдано. Оно основано на четком понимании, что ничего из того что говорится, пишется и обсуждается на русском языке никакого значения не имеет.

То, что говорится в США и Великобритании имеет глобальное значение.

То, что говорится во Франции имеет локальное значение - для Франции и отчасти для франкофонного мира.

То, что говорится в России не имеет никакого значения ни для кого, включая и самих россиян.

Все, что здесь говорится - говорится в бетонную стенку. КПД от этих разговоров - нулевой. И это не значит, что у авторов говорящих и пишущих на русском нет аудитории - у многих есть. Это значит, что динамика российского публичного дискурса - это производная от динамики дискурса англоязычного.

Проблема не в том, что Россия воспринимает западные тренды - периферия не может не воспринимать тренды центра. Дело в том, что воспринимает она их совершенно некритически, без осмысления. Творчество большинства российских “мыслителей” - это механическая рецепция/отрицание идей мыслителей англоамериканских. То есть поведение чисто реактивное. Щелкни кобылу по носу - она махнет хвостом.

И я не только про академию. Культурные тренды англоязычных стран пронизывают всю народную толщу - формируя завтрашние настроения, завтрашний образ мышления и в конечном счете завтрашний день Российской Федерации. Убедиться в этом вы можете сами проведя вечер-другой в русскоязычном Тиктоке.

Если задуматься - оно ведь вполне логично. Ведь что такое Россия? Россия - это такая Гваделупа. Не страна, а сахарная плантация в Карибском море. На этой плантации есть две актуальные задачи:

1. Производство сахара

2. Вывоз сахара

Вся жизнь общества посвящена этим двум целям. Считать, что на карибском острове может появиться какая то там интеллектуальная среда, способная производить оригинальных мыслителей - абсурд. Ну то есть, на Гваделупе тоже есть свой дискурс - вот только он сводится к обсуждению последней брошюры из Парижа. В следующем месяце новый корабль придет, привезет новую брошюру - одни будут ее хвалить, другие - хаять.

Щеглов был редким исключением на этом довольно мрачном фоне. Это был оригинальный мыслитель, которого черт угораздил родиться с умом и талантом на сахарной плантации. Он не был самодумом и опирался в своей работе на самых разных авторов. Но опирался критически, с разбором, не ориентируясь на сиюсекундные тренды. Я читал его с большим интересом и многое у него почерпнул.

Мне кажется, Щеглов под конец жизни стал и сам склоняться к такой точке зрения - и искал пути вырваться из российского бетонного мешка, если не физически, то хотя бы в интеллектуальном плане. Но не успел.

Мне жаль, что я с ним так и не познакомился

Пермский журналист Алексей Трапезников в заметке Скончался пермский писатель-фантаст Сергей Щеглов:

Сегодня на 57-м году после тяжелой болезни ушел из жизни пермский писатель-фантаст Сергей Щеглов. Об этом сообщил на своей странице в Facebook его друг Максим Солохин.

Перу Сергея Щеглова принадлежат повесть "Замок", роман "Часовой Армагеддона" и другие произведения. Популярность среди читателей пермский писатель получил благодаря произведениям "Пангийского цикла". Несколько романов этого цикла объединены главным героем - Валентином Шеллером, который из скромного бухгалтера становится могущественным колдуном.

Кроме того, известность пермскому автору принесла книга о теории власти "Лестница в небо", написанная в соавторстве с российским общественным деятелем Михаилом Хазиным.

Подробнее читаем Умер пермский писатель-фантаст Сергей Щеглов. Он известен как автор книг «Пангийского цикла». Сергей начинал работать инженером, но еще в юности увлекся фантастикой и астрономией (18 октября 2021 года):

Сергей Щеглов известен как автор фантастических романов, вошедших в «Пангийский цикл» Фото: Лаборатория фантастики, Юлия Баталина / Facebook.com

17 октября умер пермский писатель-фантаст Сергей Щеглов. Он известен любителям фантастики по серии книг «Пангийский цикл». Главная роль в них принадлежит могущественному колдуну, бывшему скромному бухгалтеру Валентину Шеллеру.

Сергей Щеглов родился 8 июня 1965 года в Перми, в семье служащих. С детства увлекался астрономией, шахматами и математикой.

«Учился в обычной пермской средней школе, — писал Сергей в своей автобиографии. — В силу романтики 80-х поступил в Пермский политех «по ракетам». Но основное время тратил на фантастику, а также философию. По окончании института занялся философией (аспирантура), но по ходу дела увлекся программированием (FoxPro). В результате попал в коммерцию: сначала — как программист, потом — как коммерческий директор, в качестве которого и работал во многих последовательно разорявшихся организациях. Времени на творчество практически не оставалось. В 1996 году наконец-то не смог устроиться «по специальности», в результате чего появилось свободное время — на «Часового Армагеддона», который и вышел в 1998-м».

Писатель состоял в пермском клубе любителей фантастики «Рифей». В начале девяностых годов вышла его повесть «Замок», а в 1998 году опубликован первый роман Щеглова «Часовой Армагеддона». Он стал первым в «Пангийском цикле». Его коллеги и друзья сравнивали фантаста с братьями Стругацкими — по манере построения фразы и языку.

Сергей умер 17 октября. Предположительная причина смерти — инсульт. До этого писатель перенес коронавирус.

Товарищи писателя оставили прощальные слова в Facebook.

«Как так, за что? Почему? И как теперь быть? Что ж за дела-то, Сережа, Сергей Щеглов, как ты мог?» — написала пермская журналистка Юлия Баталина.

«Спасибо за дружбу и общение, коллега. Было круто и нужно», — оставил сообщение волгоградский писатель Сергей Жарковский.

«Говорят, Сергей Щеглов умер. Ядерная смесь из рака, ковида и инсульта. Буду помнить», — написал Alexander Militsky.

Возрожденческий человек
О Сергее Щеглове 59.RU рассказала журналист, арт-критик, редактор отдела культуры издательского дома «Компаньон» Юлия Баталина.

— Мы знакомы с Сережей Щегловым с 1982 года, познакомились в клубе фантастики «Рифей», — говорит Юлия Баталина. — Он тогда учился в политехе по инженерной специальности и был круглым отличником. Однажды он получил четверку, и вся наша компания была вне себя — как это, Щеглов получил четверку, такого не может быть! После окончания института начались все эти перестроечные дела. Очень многие меняли специальность, и Сережа вдруг стал писать кандидатскую по философии. Я у него спросила: «Как так, получается, ты получил инженерное образование без толку?» Он сказал: «Нет, оно мне очень помогает, потому что я пишу диссертацию об особенностях инженерного мышления».

Но работать Сергей стал совершенно по другой специальности — он стал программистом.

— Программистов тогда практически не было, и он был одним из первых. Вдвоем с другом они писали программное обеспечение для Пермской птицефабрики. Сережа стал этим способом зарабатывать. Я у него спрашивала: «У тебя есть профессия? Ты кто?» — «Когда ты делаешь что-то профессионально, то делаешь этим деньги, — отвечал Сергей. — Поэтому я и философ, и инженер, и программист, и писатель. Мне платят за всё». Он был очень разносторонний человек, такой возрожденческий. Очень оригинально мыслил, оригинально говорил. Все его фразы были очень неожиданными.

«Торгуем дешевыми «Фунаями»»
— С парой приятелей Сергей организовал один из первых бизнесов в Перми — торговый дом «ТДФ», — продолжает Юлия. — Они продавали бытовую технику, видеоаппаратуру и электронику. Никто толком не знал, как расшифровывалась аббревиатура, но одна из шуток была «Торгуем дешевыми «Фунаями»». Бизнес в Перми тогда только рождался, и это было одно из первых пермских начинаний. Подобные объединения исчезли, когда появились сетевые «Эльдорадо», DNS и прочие. Но тогда это была эпоха бизнес-романтизма. И это был идеальный бизнес. Это была команда, которая непрерывно креативила: они изобретали новые рекламные стратегии, постоянно тусили на работе, устраивали мозговые штурмы. Было очень интересно. Потом это прекратилось, из «ТДФ» вышло много толковых деятелей в разных сферах, политиков в том числе. Это была важная эпоха в пермском бизнесе.

«Он был в маске мизантропа, при этом добрым и заботливым человеком»
— Когда эпоха бизнес-романтизма кончилась, Сережа ушел в индивидуальное плавание — занимался тем, что ему интересно, и написал много фантастических романов. Некоторые из которых, «Пангийский цикл», стали бестселлерами. Он делал всё время что-то то в банковской сфере, то в программировании. В фейсбуке его посты были не бытовыми, а посвящены экономическому, политическому анализу, философским выкладкам. Он был настоящим общесетевым писателем. И именно там его нашел Михаил Хазин (публицист, блогер, писатель, ведущий программы «Диалог» (18+) на РБК и приглашенный эксперт радио «Эхо Москвы», телевизионной программы «Однако» (16+). — Прим. ред.). Они стали вместе работать и написали книгу «Лестница в небо» про власть, которая стала бестселлером. Книга очень сложная и основана на большом материале. Там миллионы исторических примеров — от Макиавелли до Киссинджера. Всё это лихо разобрано и парадоксально изложено, но при этом интересно. Ее читали, читают и будут читать.

Сережа был интересным и по-своему очень обаятельным человеком. Он был в такой маске странного мизантропа, при этом очень добрым и заботливым человеком. Очень любил жену и заботился о ней. Инсульт у него случился, когда он варил ей кофе.

У него было много интересных увлечений, ко всему подходил капитально и обстоятельно. Он любил путешествовать, любил travel-фото и к фотографии относился придирчиво, выбирал только лучшие кадры, пользовался хорошей техникой. Любил хорошие напитки, в винах разбирался профессионально, как сомелье. Ко всему, что его интересовало, подходил очень тщательно — это удивительное качество, которое редко встретишь, и оно всегда подкупает.

Панихида пройдет в четверг, 21 октября, в 13:40 в зале прощания на улице Старцева, 61.

Список произведений

Будни Звёздной России
Тень Спрута (2003)
Идентификация Спрута (2005)

Пангийский цикл
Часовой Армагеддона (1998)
Разводящий Апокалипсиса (2001)
Начальник Судного Дня (2002)
Банной горы Хозяин (2009)
Жертвы звёздного храма
Звёздные братья
Пламя мести

PRO власть
Совм. с Хазиным М. Л. Лестница в небо. Диалоги о власти, карьере и мировой элите. — М.: Рипол-классик, 2016. — 624 с. — (PRO власть). — 4,000 экз. — ISBN 978-5-386-09312-9.

Вне серий
Разговор (1983)
Пролёт
Игра без шансов на победу (1984)
Полёт над бездной (1986)
Прибытие из… (1986)
Восход на Аиде (1990)
Замок (1991)
Дипломат особого назначения (2000)

Библиография
Макаров П. Часовой Армагеддона // Лавка фантастики : журнал. — Пермь, 1999. — № 1. — С. 68.
Примечания
https://59.ru/text/incidents/2021/10/18/70200656/
Трапезников А. Скончался пермский писатель-фантаст Сергей Щеглов // Российская газета — 2021. — ISSN 1606-5484; 1560-0823
Баталина Ю. В Перми скончался автор книги о теории власти: Сергею Щеглову было 56 лет — 2021.
Только что умер Сергей Щеглов
Умер пермский писатель-фантаст Сергей Щеглов. Он известен как автор книг «Пангийского цикла». 59.ru (18 октября 2021).
Ссылки
Щеглов, Сергей Игоревич на сайте «Лаборатория Фантастики»
⚙️ В социальных сетях
LiveJournal https://schegloff.livejournal.com/
Facebook
Тематические сайты
Лаборатория Фантастики

Один из образов замороженной России

Вот последний текст телеграм-канала Павла Вячеславовича Зарифуллина (родился 1977-08-05 Казань, начальник Федеральной Сетевой Ставки «Евразийского союза молодёжи», с 2005 Глава Администрации Международного Евразийского Движения) - Also sprach Zarifullin, [16.10.21 17:51]:

Еду в электричке, никого не трогаю, иногда смотрю в окно, читаю Лавкрафта:
through the desolate summits ranging, intermittent gusts of the terrible Antarctic wind…
Something about the scene reminded me of the strange and disturbing paintings of Nicholas Roerich…

Лавкрафт описывает бесконечные, обширные, тревожные пространства, связанные лишь модуляцией ветров и вечные пасторали, напоминающие ему картины Рериха.
И все это в ожидании страшной встречи с иной цивилизацией, непонятной и враждебной.
Я смотрю в окно и отчетливо понимаю, что Антарктида Лавкрафта - это Россия: ускользающая, грозная, зловещая, неприспособленная для комфортной жизни.
Страна снов, магическое плато Ленг, сомнамбулический Кадат.
Ну а мы ее обитатели - антарктические инопланетяне, мало исследованная раса пришельцев из космоса.
Встречаем очередную экспедицию землян.
Привет, Лавкрафт!)

Комментарий к воспоминаниям Ясперса о Хайдеггере

Немецкий философ Карл Ясперс (1983-1969) не напечатал свои воспоминания о другом великом немецком философе Мартине Хайдеггере (1889-1976) при его жизни. Они должны были войти в его "Философскую автобиографию", которую он написал в 1950-е годы. Жена и друзья-единомышленники посоветовали Ясперсу не публиковать главу о Хайдеггере. Лишь в 1977 году, через год после смерти Хайдеггера, в переиздание автобиографии впервые была включена эта глава, очень важная для понимания взаимоотношений двух великих мыслителей (Jaspers Karl. Philosophische Autobiographie. Erweiterte Neuausgabe. - München: Piper, 1977. - 136 S.; Глава о Хайдеггере - с. 92-111). В остальном тексте автобиографии о Хайдеггере не упоминается.

Читаю этот текст в книге: Фауст и Заратустра / Редактор Светлов Роман (Санкт-Петербург: Азбука, 2001, с. 142-159; Перевод А. Муратова). Довольно многословно, поскольку, по-моему, Ясперс не всегда был уверен в своих суждениях и не мог выразить витающую перед его умственным взором истину столь афористично, как умел Хайдеггер.

Collapse )

Основоположник ДНК-генеалогии профессор Анатолий Клёсов о предках Сталина, Пушкина, Толстого и др.

Кто из наших современников принадлежит к ДНК-группе, что древнее Рюриковичей. У кого из наших известных соотечественников самая редкая ДНК-ветвь на Земле. Что связывает Жириновского с Эйнштейном, а сибиряков с индейцами. Эти и другие интересные открытия ДНК-генеалогии раскрывает 10 июля 2020 года в беседе с Дионисом Каптарем (канал ДеньТВ) доктор химических наук, профессор Анатолий Клёсов (комментариев - 4362):

Андрей Тесля об особенностях исторической прозы Юрия Давыдова

Поучительные соображения в телеграм-канале Андрея Тесли введение к отсутствующему, [24.09.21 16:07]:

добрался наконец до поздних текстов Юрия Давыдова – конца 1980 – начала 1990-х годов, собранных в сборник «Жемчужины Филда» (1999) –
- с ними, признаться, странное ощущение –
- перестроечной публицистичности, врывающейся сильнее всего в «Зороавеле» (1992) –
- и здесь написанное еще слишком близко, чтобы само стать «исторической деталью», приметой времени и восприниматься как черта чужой эстетики – интересной уже историческим интересом, свидетельством иной жизни –
- и слишком далеко, чтобы эта публицистика отзывалась –
- в итоге звуча архаично, неточно, каким-то ненужным и странным оборотом –
- как когда тебя в чем-то горячо убеждают или нечто опровергают, а ты – нет, не несогласен или согласен – а для тебя это все именно чужое, самого вопроса, по крайней мере в этих словах формулируемого – нет. –
- и здесь сложно, поскольку одновременно видно, насколько меняется – в противоположном публицистическому – направлении язык и мысль Давыдова –
- то, что даже в «Соломенной сторожке» еще живет, во многом придавленное рамкой «исторического повествования», художественного произведения «на историческую тему», где именно историческое – главное –
- с образцами, дурными или славными, но так или иначе вполне узнаваемыми – от «ЖЗЛ» до «Пламенных революционеров» - поскольку и в том, и в другом случае основная цель этих произведений, то, ради чего их – нет, не пишут, но издают –
- это увлекательный рассказ о конкретных лицах или обстоятельствах –
- «в забавной и приятной форме рассказать юношеству разных возрастов о событиях дней минувших» -
- с конца 1980-х Давыдов начинает писать сложнее и свободнее – если во второй половине 1960-х – первой половине 1980-х ключевое – найти баланс между внешней целью и собственной художественной задачей, то теперь эта цель исчезает, остается поиск того, что адекватно собственному устремлению. –
- это тяжелый вызов – ведь компромисс с внешним еще и оправдание, еще и история, где можно ориентироваться на готовое – про ремесло –
- а там, где точка отсчета прежде всего – изнутри, от себя – там сложность и от оформления того, что не имеет готовой формы – ее нужно еще только изобрести, найти – натолкнуться. –
- самый сильный из пока прочитанных текстов этого времени – «Синие тюльпаны» (1988 - 1989), роман, сюжет которого на первом ходе описать очень просто –
- история, как Милий Алексеевич Башуцкий, «очеркист», бывший лагерник, ленинградец – собирается писать повесть «Синие тюльпаны» - о жандармах николаевской эпохи –
- своего рода реплика «8 ½» в прозе –
- а ключевая – не только для этого, едва ли не для всего множества зрелых и поздних книг Давыдова – фраза романа отнесена к Пушкину, к его работе над историей Петра: «Его изначальный трепет, его подобострастие перед Петром рассеивались. Он обретал свободу суждений, этот дар архивных занятий» (147).
- она и о том, думаю, почему для самого Давыдова был важен опыт архивных занятий, шире – соприкосновения с документом –
- как освобождения от готовых схем и привычных интерпретаций –
- не на уровне простого выдумывания, противопоставления им каких-то других –
- а столкновения с документом, ходом от источника – который еще непонятно о чем говорит, который нужно прояснить, интерпретировать, поместить в контекст –
- свобода здесь получается на уровне не столкновения концепций – каждая из которых в принципе может объяснить что угодно и выглядит вполне правдоподобно –
- а через встречу с конкретным –
- как – обращаясь к другого рода опытам – научаешься иначе понимать картину, рассматривая ее, простаивая перед нею долго – собирая и разбирая, переключая внимание от целостного образа к фрагменту – и обратно –
- или как при вслушивании, многократном прослушивании хорошо знакомого музыкального произведения – чередуя исполнения и через это иначе, точнее – слыша и то, что хорошо знакомо и близко. –
- а «Синие тюльпаны» - одновременно про ассоциации и аналогии – и растождествление: готовые ходы в связку «органов» разных времен – которые раз за разом оказываются ложными –
- с пластами книжных образов – через которое читается время – Пушкина и Гоголя –
введение к отсутствующему, [24.09.21 16:07]
- которые выступают именно как реальность -
- и с которыми образует вроде бы зазор «фактичность» -
- но в итоге все сплетается вновь – в том числе потому, что перед нами книга – и персонажи обретают свое место в прошлом, наряду с «реальными людьми»: у Германа есть свой собственный скорбный лист и он соседствует с Поприщиным – Бенкендорф переживает загадку графини/княгини/усатой дамы – а его адъютант находит ответ о Германне –
- и где главный герой – в отличие от поэтической вольности, допущенной в отношении Германа Пушкиным – проходить к графине/княгине вполне реалистически, ведь он – бесплотен
введение к отсутствующему, [25.09.21 19:28]
Юрий Давыдов -
- о национализме как дите модерна, города, мещанства -
- "мещанин непременно великого патриота корчит. лакейский патриотизм. а мужик, он жалостлив к "несчастным", он уживается с сотнями народностей"
[Давыдов, "Завещаю вам, братья...", 1996: 47].

Подлость власти как симптом и стимул болезни общества

Осмысливая итог прошедших выборов, подлую ложь власти и смятенное поведение электората, открыл Священный Коран и прочел - "Большая часть людей не уверует, даже если ты страстно будешь желать этого" (Сура 12 Йусуф /Иосиф/, Аят 103). И будь ты хоть Пророком, но до тех пор будешь как в пустыню вопиять-взывать к своему любимому народу безответно, пока Аллах не смилостивится и не отвратит его от лжи - "Воистину, ты не сможешь наставить на прямой путь тех, кого возлюбил. Только Аллах наставляет на прямой путь тех, кого пожелает. Он лучше знает тех, кто следует прямым путем" (Сура 28 Аль-Касас /Рассказ/, Аят 56). Как разъясняет святой апостол Иоанн Богослов, да, "весь мир во зле лежит", но "мы /правоверные/ знаем, что мы от Бога" (1-е Иоанна 5:19).

А на кривой путь лжи-подлости сбивает электорат Иблис (Сатана), и слабые-грешные люди чаще выбирают то, что им подсовывается "подле", - выбирают соблазн, а не правду. "Тьмы низких истин мне дороже / Нас возвышающий обман" (Пушкин А.С. Герой, 1830). "Ах, обмануть меня не трудно!.. / Я сам обманываться рад!" (Пушкин А.С. Признание, 1826). "Успокойся, смертный, и не требуй / Правды той, что не нужна тебе" (Есенин С.А. "Жизнь — обман с чарующей тоскою…", 1925). Демагоги тут как тут и по обманной дорожке ведут пипл (демос) в ад.

На выборах верховодило коррупционно-компрадорское, которое национал-предательское по определению. жулики и воры подлы по природе, доверять им не приходится. ДЭГ (дистанционное электронное голосование) давно практикуется в Интернете, проблем нет применить на выборах такую систему, но Иблис тут как тут и создал ДЭГ не для всего общества, а для правящей группировки, которая вопреки принципу разделения властей давно подмяла под себя судебную и избирательную власть. Но между правящей группировкой и гражданским обществом в РФ - расширяющаяся пропасть. Если бы ДЭГ создавался независимой инстанцией типа Трехсторонней комиссии (администрация - депутатский корпус - политические и общественные организации), которая заказывала бы и контролировала программное обеспечение ДЭГ, то вопросов бы не возникало. Но поскольку действующее ДЭГ контролируется правящей группировкой, то проще простого ей "подкручивать" результаты, что все могли видеть в ночь с 19 на 20 сентября. Естественно, очевидное мошенничество полностью делегитимизирует выборы там, где использовалось ДЭГ - прежде всего в Москве.

Странно, что власти не стали "происками госдепа" объяснять манипуляции с подсчетом "электронных" голосов , зато зачем-то стали оправдываться сложностью процедур с переголосованием, что усилило убеждённость в умышленной фальсификации.

Не секрет также, что российское общество страдает социально-психологическими патологиями и комплексами, что подтверждается его электоральным поведением. Какой протокол участковой избирательной комиссии (УИК) ни возьмешь - диву даешься. Сколько нездорового! Каждый пипл имеет такую власть, которую заслуживает, но и подлая власть растлевает пипл. Подлость доступнее, чем праведность, хотя ни села, ни страны не стоят без праведников. Подлости во власти наверху и в простонародье ("подлых сословиях") внизу всегда хватает, и стремящиеся к праведности стояли перед выбором - To be or not to be. Отрывок из монолога Гамлета в переводе Бориса Пастернака:

Быть или не быть, вот в чем вопрос. Достойно ль
Смиряться под ударами судьбы,
Иль надо оказать сопротивленье...
Мириться лучше со знакомым злом,
Чем бегством к незнакомому стремиться!
Так всех нас в трусов превращает мысль,
И вянет, как цветок, решимость наша
В бесплодье умственного тупика,
Так погибают замыслы с размахом,
В начале обещавшие успех,
От долгих отлагательств

От "замыслов с размахом" типа глобальной информационно-репутационной системы ПАНЛОГ http://panlog.com или всероссийской "муниципальной революции" и т.п. не отказываюсь, хотя нет сторонников в своём русском Отечестве, и надеюсь увидеть ряд соотечественников, вступивших на Божий "прямой путь".

Николай Некрасов в 1876 году в поэме "Современники" возглашал - "Бывали хуже времена, / Но не было подлей!" Он взял эту мысль из рассказа Надежды Хвощинской "Счастливые люди" (1874) - один из персонажей рассказа, сокрушаясь о моральной деградации в обществе, о социальном беспределе, произносит: «Черт знает, что из нас делается. Огорчаемся с зависти, утешаемся ненавистью, мельчаем — хоть в микроскоп нас разглядывай! Чувствуем, что падаем и сами над собой смеемся… А? правда? были времена хуже — подлее не бывало!». "С тех пор, - стенает Циклопедия, - прошло почти полторы сотни лет. Но частота употребления выражения явно свидетельствует о грустном: человечество за это время мало изменилось в лучшую сторону — все то же моральное разложение в обществе, социально неблаговидные и подлые поступки правящиx миром. Кто и как только не использовал это выражение: из литературы оно быстро перекочевало в демократические кружки и журналистику, благополучно пережило годы революций, затем советскую власть и пышным цветом расцвело в начале XXI столетия /при Путине/, став чуть ли не девизом времени. Тем и живём!"

Листаю книгу "Своеволие философии" (2019), там написанный в том же году, как и стих Некрасова, текст Фридриха Ницше "Философия в трагическую эпоху Греции" (1875), читаю в переводе на с. 190 - "Можно сказать вместе с Гёте "С подлостью мятежное сердце примири! Сила в ней безбрежная, что ни говори". И прежде всего подлость могущественнее, чем сила истины". По сравнению со Священным Кораном не склоняется здесь чуть ли не к апологетике подлости, это меня насторожило. Обратился к оригиналу Ницше, там написано "»Übers Niederträchtige niemand sich beklage; denn es ist das Mächtige, was man dir auch sage.« Es ist insonderheit mächtiger als die Macht der Wahrheit". А в Коране сказано, что правоверный по воле Аллаха и по откровению Пророка может выбрать to be, стать субъектным. Подлая ложь сильна, но Правая Вера сильнее.

Спор о легитимности прошедших выборов вспыхнул вчера, на Пушкинской площади в Москве собрались десятки и даже сотни протестующих, но не тысячи, что дало путинским пропагандонам повод уверять, глумясь над больным российским "большинством", что массы россиянцев довольны своей жизнью и поддерживают Путина и его политику. А те, кто возражают против мошенничеств на выборах, - это враги России и "иностранные агенты". Даже предлагают посадить критиков вроде Рашкина в тюрьму вслед за Навальным. Чем осведомлённее пропагандоны о свершившейся краже голосов, тем истошнее они вопят "Держи вора!" Есть и слеповерующие в Путина. Как сказал польский писатель и публицист Анджей Сапковский - "Спорит либо дурак, либо подлец. Первый — не знает, а спорит, второй знает, но спорит".

Казалось бы, праведные заведомо проигрывают подлым, как и отмечали Гёте и Ницше. Но праведный и особенно правоверный устремлен к звездам правды и способен преодолеть тернии подлости. Праведные изобретают, а подлые приобретают. Праведные выталкивают человечество из зол сущего к истинам бытия. Новое добывают не подлецы, а творцы.

Одно из обоснований стратегических преимуществ честности над подлостью в развитии человечества представлено в заметке Владиславы Рахмановой Почему подлость приводит к поражению. Основатель Y Combinator Пол Грэм о том, почему во главе успешных стартапов стоит всё больше порядочных людей (17 февраля 2017 года):

"Издание «Идеономика» опубликовало перевод заметки знаменитого инвестора из Кремниевой долины и создателя акселератора Y Combinator Пола Грэма, которую он написал в 2014 году. Автор поделился с читателями своими размышлениями о том, как изменился наш мир с тех пор, когда ещё считалось, что подлость сопутствует успеху. Предприниматель считает, что сегодня всё чаще результатов в бизнесе добиваются честные и порядочные профессионалы.

Большую часть человеческой истории успех подразумевал контроль над ограниченными ресурсами. Его добивались с помощью войн, как в буквальном смысле, так и в метафорическом — как между финансистами «позолоченного века», которые сражались друг с другом, строя железнодорожные монополии. Как правило, успех означал победу в игре с нулевой суммой. И большинстве таких игр подлость была не обременением, а скорее преимуществом. Но это меняется. Все больше становится игр с ненулевой суммой.

Все чаще мы побеждаем, не получая контроль над ограниченными ресурсами, а придумывая новые идеи и создавая что-то новое".

Том 2 моего Философско-политического дневника (2003-05 май) собран к публикации

На сегодняшний день имеются тексты-заметки для 221 томов в бумажном издании. Каждый месяц с апреля 2003 - отдельный том. Все тексты соответствуют единой системе знания, называемой Правой Верой или мировоззренческой рамкой, в которой под общим смысловым знаменателем (Богосаможертвоприношение) интегрированы откровения пророков и вероучителей, прозрения мудрецов и поэтов и открытия ученых и технософов. Рационально-критическая научно-системная Правая Вера предстает универсально-адекватной идеологией глобального "общества знания", в сердцевине которой - рукотворная "прикладная эсхатология". Богословская и философская ипостаси Правой Веры обосновывают субъектное понимание человека, общества и истории, что позволяет классифицировать социально-политические системы, в том числе нынешнюю компрадор -периферийную российскую.

Все эти темы обсуждаются и в Томе 2 http://www.panlog.com/card41085/36/4664/4681/4695. Представленные тексты для публикации в виде примерно 300-страниччной книги необходимо сверстать, добавить иллюстрации и составить именной комментированный Указатель. Первые 33 тома (до января 2006 года) выкладывались не в Живом Журнале, а в Subscribe.ru. Заметки в Живом Журнале легко доступны, есть в ЖЖ-архиве, а вот с почтовой рассылкой приходится повозиться при размещении в моей персональной Панлог-визитке. Вообще-то типовая мультимедийная Панлог-визитка персоналии позволяет разместить в строке "Труды его" полное собрание текстов и фильмов данной персоналии, все его страницы в социальных сетях, все картины и музыкальные творения и т.д. Объём размещаемой информации - неограничен. Визитка нацелена на то, чтобы стать, как древнеегипетская пирамида, хранилищем следов данной персоналии в реале с тем, чтобы ИТ-программа Софт-актер могла воскресить аватару в виртуале (не только "виртуальный некрополь", но и "виртуальное бессмертие").

Доступ к моим текстам свободный, они производились не столько мной, сколько через меня совокупной волей человечества, каждый может настругать из них свою книгу или диссертацию, и потому издательство "Алгоритм" в 2016 году так и сделало и без какого-либо моего участия издало книгу "Путин в ответе за всё".

Станислав Лем предчувствовал Правую Веру - сегодня ему исполнилось 100 лет

Сегодня ровно 100 лет со дня рождения великого Станислава Лема. Вот немного из него:

«Некрасиво устраивать публичный конец света для устройства своих личных дел»;

«Нет ничего более богатого по своим возможностям, чем пустота»;

«Люди не хотят жить вечно, люди просто не хотят умирать»;

«Избыток добродетели ведёт к победе сил ада»;

«Люди почему-то страдают о том, что после смерти их не будет. Но почему же они не страдают о том, что их не было до рождения?»;

«Не существует малого зла. Этику не измеришь арифметикой»;

«Человек - существо, которое охотнее всего рассуждает о том, в чем меньше всего разбирается».

Панлог http://panlog.com - лоция Интернет-океана, дополняя Internet Archive, Wayback Machine и т.п.

Один из великих первопроходцев Интернета, Сети и БигДата - американец Брюстер Кейл (Brewster Kahle, родился 22 октября 1960 года в Нью-Йорке). Он - программист, предприниматель и энтузиаст "общества знания". В 1989 он стал одним из создателей поисковой системы WAIS (в 1995 году продана AOL за 13 миллионов долларов), а в 1996 вместе с Брюсом Гилиатом создал компанию Alexa Internet (в 1999 году продана Amazon.com за 250 миллионов долларов). В том же 1996 году Кейл основал библиотеку Internet Archive как общедоступный цифровой архив всех книг, музыкальных записей и кинофильмов, созданных человечеством. Слоган библиотеки фактически "панлоговский" - universal access to all knowledge (универсальный доступ ко всему знанию).


В 2005 году Кейл избран в Американскую академию искусств и наук, в 2012 введён в Зал славы Интернета

Казалось бы, зачем изобретать велосипед, когда уже есть и универсальная общедоступная мультимедийная библиотека, есть Википедия и т.д. Великое дело - научиться извлекать и складировать ежедневно появляющиеся сайты и их контенты, это необходимо для овладения знанием, но недостаточно. Надо уметь систематизировать и размещать необъятную информацию и оценивать её достоверность и более-менее легко находить нужную. Короче, необходима удобная логистика. Кроме того, информация должна быть не мертвой, а живой - размещаемый на полочках прошлого виртуальный мир необходимо сопрягать с миром реальным ради воскрешения умерших и в пределе ради воссотворения бытия сущего после его "переформатирования" (то есть сопрячь Точку Омега Конца с Точкой Альфа Начала). Это - высшая цель, импетус всех религий.

На самом деле, несмотря на кажущуюся полноту сохраняемой в Internet Archive информации, она отнюдь не полна. Мы даже не в состоянии найти в открытом доступе сведений о дате рождения какой-нибудь докторши наук, хотя они есть в национальных базах данных, не отображаемых в библиотеке Кейла. Пустые шумы в библиотеке "забивают" полезные сигналы. Однако то дельное, что есть - неимоверно ценно, можно черпать для Панлог-визиток. Кстати, наряду с Internet Archive действует тоже чрезвычайно полезный arXiv.org — крупнейший архив электронных публикаций по точным и естественным наукам.Collapse )

Упорядочиваю свою библиотеку: о Новелле Матвеевой и её отце Николае Матвееве-Бодром

Поскольку перевез в свою квартиру библиотеку редакции журнала "Новый мир", заполнились до потолка все четыре комнаты и три балкона. Мне одному стало тесновато. Решил более компактно расположить залежи бумажной информации, а всего с конца 1940-х годов накопилось не менее 50 тысяч единиц хранения. В этих накопившихся архивах - немало автографов известных писателей и ученых, а также писем (недавно на глаза попались письма философа Алексея Фёдоровича Лосева ко мне, датированные началом 1960-х гг.).

Сейчас листаю книжечку - Новелла Матвеева. [Избранная лирика]. Москва: Молодая гвардия, 1964. - 32 с. (Библиотека избранной лирики). Подарил мне её отец поэтессы:


Судьба подарила мне общение с Николаем Николаевичем Матвеевым-Бодрым (1890-1979) в 1964 году, когда я, аспирант Института философии АН СССР, возглавлял Университет Молодого Марксиста при ЦК ВЛКСМ и организовывал в регионах его филиалы. У нас обнаружилось духовное родство. Он, как и я, чувствовал эсхатологическо-хилиастическую суть Великой Русской Революции, и мы оба были энтузиастами кооперативного движения и Дальнего Востока. Замечательный, великий патриот России!

От него остался ценнейший архив, и прежде всего дневник, кто бы взялся исследовать и издать? Стихи же Новеллы Николаевны Матвеевой (1934-2018) меня "зацепили". Она - тоже замечательная, великая женщина, вообще род Матвеевых весьма одаренный, и Новелла, кстати, была двоюродной сестрой поэта-эмигранта умершего в США Ивана Венедиктовича Елагина /Матвеева/ (1918-1987). Множество неопубликованного и неисследованного осталось после Новеллы Николаевны, как бы не пропало, кто бы взялся собрать и издать. Мне она близка и своей патриотической политической позицией. Так, она обрадовалась, когда в 2014 году Крым смог спастись от русофобской бандеры.

Русские патриоты советской эпохи редко кого ныне интересуют, а ведь среди них было немало самобытных. И они были искренними в своём творчестве (много на эту тему могу рассказать-вспомнить). Что касается стихов Новеллы Матвеевой, то составитель её данного сборника поэт Евгений Михайлович Винокуров (1925-1993) хорошо сказал о них в вводной запевке "От составителя" (с. 3-4):

Стихи Новеллы Матвеевой заставляют задуматься. Прочтя один раз, хочется прочесть их еще. Я не верю в те стихи, которые сразу, в одну секунду, доходят полностью, которые абсолютно не требуют усилия для восприятия. Стихи Новеллы Матвеевой мудрые и в то же время очень ясные. В них есть глубина, подводное течение, поэтому к ним есть за чем возвращаться.

Поэтесса любит четкий контур. Очень характерен для нее сонет о сонете, в котором она славит начало, организовывающее напор чувств, славит лаконичность и строгую форму:

Нужна узда горячим скакунам,
Обложка - книгам, рама - всем портретам,
Плотина - разогнавшимся волнам,
Сонет - разговорившимся поэтам.

Новелла Матвеева мыслит, но не рассуждает. Для каждого внутреннего движения она находит выражающий его внешний жест - все, о чем она рассказывает, видишь благодаря точным деталям, объемной пластичной лепке. Поэтессе присуща романтическая настроенность. Она смело берет образы и сюжеты из мировой истории, из литературы, из области изобразительных искусств, и все это органически переплавляется в горниле ее индивидуальности. Какую бы тему она ни брала, она становится ее внутренней, лирической темой.

Молодому читателю, я уверен, будет интересен сложный мир молодой поэтессы.

Евг. Винокуров


Открывает же сборник четверостишие, осмысляющее символ советской эпохи (с. 5):

НАШ ГЕРБ

Земной рабочий молот
Упал на лунный серп.
Какие силы могут
Разрушить этот герб ?!

Но внутри России нашлись предатели, которые сумели и разрушить герб, и развалить красный "Третий Рим" - сверхдержавный Советский Союз.