Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Перечитывая Эрика Фромма

Пошел в поликлинику взять медсправку в бассейн и по дороге нашел оставленную кем-то книгу Эрика Фромма "Иметь или быть?" (Москва: Прогресс, 1990. - 336 с.). Пока сидел в очереди к дежурному врачу, прочел самые важные главки. Классику полезно перечитывать, дегустировал. До чего ясно пишет! И хотя Эрик Фромм (1900-1980) формировался как мыслитель в Германии, излагает он свои мысли как бы по-англосаксонски, то есть не погружаясь, в отличие от Хайдеггера, в глубины Seinfrage ("вопрос о бытии"). И Хайдеггера он упоминает лишь один раз через запятую в перечислении ряда других имен философов. Я же, исповедуя изначальную и глубочайшую Правую Веру, которая вбирает в себя, интегрируя под "общий знаменатель", откровения пророков и вероучителей, прозрения поэтов и мудрецов и открытия ученых и технософов, - философски мыслю все же в концептуальной системе координат, заданной Хайдеггером.

Впрочем, различие между бытием и обладанием у Габриэля Марселя и Эриха Фромма можно при некотором воображении сопоставить с различием между бытием и сущим у Мартина Хайдеггера, но не буду здесь осмыслять эти тонкие нюансы философствования, зато отдам должное литературно-дидактическому мастерству фрейдомарксистского корифея.

Блестящий текст, много информации, масса точных оценок! Хочется цитировать страницами, почти со всем согласен - в том числе с почти эсхатологическими выводами, хотя и не совсем правоверными. Приведу небольшой отрывок:

"Существует поразительное сходство между идеями Будды, Экхарта, Маркса и Швейцера: всех их объединяет решительное требование отказаться от ориентации на обладание; настойчивое требование полной независимости; метафизический скептицизм; религиозность без веры в бога7; требование проявлять социальную активность в духе заботы о человеке и человеческой солидарности. Однако сами эти учители далеко не всегда осознают все это. Экхарт, например, не осознает свой нетеизм, а Маркс – свою религиозность. Интерпретация взглядов этих мыслителей, особенно Экхарта и Маркса, настолько сложна, что невозможно дать адекватное представление о той нетеистической религии, проповедующей заботу о ближнем, которая делает их основоположниками новой религиозности, столь соответствующей потребностям нового Человека. Я надеюсь проанализировать идеи этих учителей в своей следующей книге" (с. 168).

Книгу такую Эрик Фромм не написал, русский перевод сделан по изданию 1976 года, зато я в 1980 году, зная мысли неомарксистов франкфуртской школы, в том числе изложенные в данном трактате "Иметь или быть?", а также зная идеи французских новых философов и к тому же свежим взглядом освоив учение Маркса-Ленина, опубликовал по сходному дискурсу книгу "Молодежь и прогресс: Философские размышления о драме свободы, любви и измены в истории" (Москва: Молодая гвардия, 1980. - 223 с.).

Россия взыскует Правой Веры, а философская уверенность в ней - через постижения Мартина Хайдеггера

Человек - "живое существо политическое" (Аристотель), и изначальная Правая Вера человечества, скрытая в "Слове-Логосе" или Архипрограмме бытия сущего, ибо "В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог" (Евангелие от Иоанна 1:1), - изначально и сугубо политическая. Излагать Правую Веру - как будто вслед за Спинозой писать "Богословско-политический трактат". Будучи идеологией, мировоззрением и политагиткой наступающего глобального информационно-высокотехнологичного "общества знания", Правая Вера вбирает в себя (интегрирует) откровения пророков и вероучителей, прозрения мудрецов и поэтов, открытия ученых и технософов . Суть Правой Веры изречена в Священных Писаниях, её квинтэссенция отчеканена арийскими священнослужителями - Бог Сам Себя приносит Себе в жертву руками Своих детей" (ср. Ригведа, Мандала Х, Гимн 90 Пуруша, Стих 16) и разъяснена в Священном Коране (ср. Суры 2 Аль-Бакара /Корова/, 58 Аль-Муджадила /Препирающаяся/ и др.).

Кому же по силам проникнуться пассионарной Правой Верой и стать субъектом мирового временения? Ведь Правая Вера не только объясняет прошлые и современные политические процессы, но предназначена оседлать, изменить и направлять их. Правоверное волевое ядро, ломая сопротивление "партии Сатаны", должно вести Россию и всё человечество по пути Слова-Логоса и в конце времён в Судный День воскресения и сортировки умерших овладеть ключами Архипрограммы бытия сущего и стереть память прошлого и переформатировать жесткий диск мироздания и перезапустить Архипрограмму, сопрягая её Точку Омега Конца с Точкой Альфа Начала (Круг Времени = Вечное Возвращение). Как же найти правый путь и увериться в его правильности? Помогает философия Хайдеггера.

Не терпится взглянуть на две только что вышедшие книги - Хайдеггер Мартин. К философии (О событии) (Москва: Издательство Института Гайдара, 2020- - 640 с.) и Паткуль Андрей. Идея философии как науки о бытии в фундаментальной онтологии Мартина Хайдеггера (Санкт-Петербург: Наука, 2020. - 810 с./:


В Аннотации первой книги сказано - «К философии (О событии)» по праву может быть назван вторым главным трудом Мартина Хайдеггера после «Бытия и времени». В этой работе вопрошание о бытии, разработанное в фундаментальной онтологии «Бытия и времени», движется по другому, бытийно-историчному, пути.

Первый план этого текста был составлен весной 1932 года, а написан он был в 1936–1938 годы. «К философии» – это не «произведение», а некое намеренно произвольное собрание заметок, содержащее ходы мыслей, знание которых необходимо для понимания пути мышления Хайдеггера в целом. В качестве начального бытийное мышление готовит переход от конца истории первого начала – метафизики как вопрошания о сущем как таковом – к другому началу, вопрошанию об истине самого бытия как просвета самосокрытия.

Тексты, опубликованные позднее в ряде томов, в том числе «Размышления» («Черные тетради»), являются вариацией главных мотивов «К философии». Все вместе они представляют собой захватывающий центральный этап пути хайдеггеровского мышления и вполне обладают ценностью для каждого из нас, кто, как и Хайдеггер, хочет обратиться к тому, что наиболее достойно постановки под вопрос.

Для всех, кто интересуется философией Мартина Хайдеггера и историей философии XX века".

В Аннотации другого томика сказано - "В книге кандидата философских наук, доцента кафедры философии науки и техники Санкт-Петербургского государственного университета А/ндрея/. Б/орисовича/. Паткуля /родился 1975-01-27 в Ленинграде/ на примере фундаментальной онтологии Мартина Хайдеггера (1889-1976) дается экспозиция вопроса о возможности философии как науки согласно собственно философскому понятию научности. С этой целью реконструируется хайдеггеровское понимание предмета, метода, хода осуществления научной философии, а также ее возможной архитектоники. Особое внимание уделяется экзистентной значимости философии как науки для человека и историчности как существенному моменту систематического целого философской науки. Книга адресована специалистам в области онтологии и теории познания, истории немецкой философии, философии науки, всем тем, кому интересна специфика философского мышления. Подробнее https://www.labirint.ru/books/761398/".

В Сообществе "Мартин Хайдеггер" (сеть ВКонтакте) https://vk.com/martin_heidegger автор Андрей Паткуль 7 сентября 2020 года признается:

"Обетованный труд завершён. Книга, которая писалась семь лет, ещё два года ушло на поиски поддержки издания, и год - на подготовку публикации. Книга, которая начиналась как отголосок споров на семинарах Аскольда Владимировича Тимофеенко и полемики с Алексеем Григорьевичем Черняковым, будучи вдохновленной также рассуждениями о существе и уникальности философии Анатолия Валериановича Ахутина. Замысленная изначально как исследование позиции Хайдеггера, она переросла в попытку, все ещё незрелую, ответить на вопрос, а что мы имеем в виду, когда говорим, что философия - это наука. Какое собственное понятие научности ей подобает? Теперь, в эпоху понимания философии через борьбу экстернализма и интернализма, в эпоху «трудной проблемы сознания» и квалиа, эпоху свободы, понятой как свобода выбора между Кока-Колой и Пепси-Колой, она может показаться совершенно несвоевременной, впрочем, как и все философские рассуждения. Работа над книгой велась в полном соответствии с обывательскими представлениями о том, чем занят философ. Она сопровождалось невероятно завышенным - и все возрастающим - мнением о ее значимости и полной бытовой беспомощностью, выполняясь в той же самой яме, куда когда-то угодил Фалес Милетский. Вокруг что-то происходило, рождались и умирали, болели и выздоравливали люди, выходили в свет фильмы и книги, но ничего этого словно не было, даже вопреки иногда захватывающим счастью и боли, была только воля к ясности и завершению. Что я сейчас чувствую? Не эйфорию, и не опустошенность и депрессию, как предполагал, но только то, что нужно снова начинать трудиться. Спасибо всем, кто помогал и, особенно, не мешал в ее написании. #мартинхайдеггер #мартинхайдеггер💚🏡 #хайдеггер #фундаментальнаяонтология #онтология #философиякакнаука #fundamentalontologie #fundamentalontology #heidegger #martinheidegger".

Жгуче интересно, как переведены и истолкованы основные хайдеггеровские термины. В названии книги Хайдеггера переводчик Э. Сагетдинов буквалистски перевел ключевое слово Ereignis как "событие", адекватнее было бы по смыслу хайдеггерианства перевести как "особствление", и по книге Паткуля есть вопросы. Посмотрел Содержание - дохнуло ахутинским. Ведь я с Анатолием Ахутиным - ему позавчера исполнилось 80 лет, надо было бы поздравить, он антипутинист и в 2014 эмигрировал в Киев - много рассуждал о "наукоучении" Фихте, который как последователь критической философии Канта стал основоположником "субъектного идеализма", но в докритический период (до 1790 года) находился под влиянием Спинозы. Кстати, Ахутин в начале 1970-х приезжал ко мне в Люберцы за имеющейся в моей библиотеке книгой Бориса Вышеславцева "Этика Фихте" (1914). Тогда же оба мы вникали в философию Хайдеггера, отталкиваясь в том числе от работ Пиамы Гайденко, и Анатолий Валерианович во многом, по-моему, стремился освоить Хайдеггера через Фихте, и я его иногда журил за некоторые упрощенности. Ведь смысл бытия сопряжен с целью, а она - с долгом человека-Dasein как субъекта. Долг же - "зов бытия" или вечный "моральный закон" или кантовский "категорический императив", перед ним Кант благоговел - "Две вещи наполняют душу всегда новым и все более сильным удивлением и благоговением, чем чаще и продолжительнее мы размышляем о них, — это звездное небо надо мной и моральный закон во мне - Zwei Dinge erfüllen das Gemüt mit immer neuer und zunehmender Bewunderung und Ehrfurcht, je öfter und anhaltender sich das Nachdenken damit beschäftigt: Der bestirnte Himmel über mir, und das moralische Gesetz in mir".

Разве можно понять хайдеггеровскую фундаментальную онтологию без маячка имплицитно-просвечивающей в ней эсхатологии? Иначе впотьмах не попадешь на философскую тропинку, выводящую к Правой Вере. По Содержанию не увидел, что эта тропинка подсвечена-акцентирована. Надо воочию ознакомиться с текстом.

Русская миссия с еврейским гарниром

Продвинутый Запад импортировал в отстающую Россию новые формы научного знания, в том числе марксизм, который к концу 19 в. захватил умы русской интеллигенции и стал идеологическим знаменем Великой Русской Революции. Однако идейная победа марксизма, как показали отечественные и некоторые зарубежные историки, сопряжена с прорывом низового русского мужичьего эсхатологическо-хилиастического христовства (хлыстовства). Русско-хлыстовская суть в еврейско-марксистском облачении - это и есть русско-ленинский большевизм.

Вершинное же русское откровение, сокровенно-русское, выразилось в хлыстовских заветах и радениях, в творчестве Пушкина, Достоевского, Льва Толстого, Блока, Есенина и других литературных пророков, в космизме Николая Фёдорова, в политических дерзаниях и деяниях Ленина. А еврейские революционеры и мыслители были как бы организационным и интеллектуальным "гарниром" к русскому мессианскому блюду, прорабами и подрядчиками русского красного Третьего Рима. Часть еврейской пассионарности (Ахад Гаам, Владимир Жаботинский, Хаим Бялик и мн. др.), зарядившись русским максимализмом, возглавили сионистское движение и духовно оплодотворили зародыш государства Израиль.

Взаимодействие и взаимодополнительность русского и еврейского - огромная тема, которой посвящено много исследований, и вот только что из Оренбурга пришла весть - В ИЗДАТЕЛЬСТВЕ Г.П.ДОНКОВЦЕВА ВЫШЛА КНИГА ШИМОНА МАРКИША «РУССКО-ЕВРЕЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА:ОТ И ДО» (14 августа 2020 года)



В свой юбилейный год Оренбургское книжное издательство имени Г.П. Донковцева продолжает выпуск совсем непровинциальных изданий. Из типографии пришел увесистый том Шимона Маркиша «Русско-еврейская литература: от и до». Для выдающегося переводчика, филолога и литературоведа Шимона (Симона) Маркиша (1931–2003) исследование феномена русско-еврейской литературы стало, пожалуй, главным делом его жизни.

Сын легендарного еврейского поэта Переца Маркиша, расстрелянного по сфабрикованному делу Еврейского антифашистского комитета, в 1970 году уехал к жене в Венгрию и с 1974 по 1996 год преподавал славистику в Женевском университете. В 1983 году защитил во Франции докторскую диссертацию по теме «Русско-еврейская литература». В издание вошло более 40 очерков Ш. Маркиша о ярких представителях этой литературы: Рабиновиче, Леванде, Бабеле, Эренбурге, Гроссмане, Жаботинском, Шкловском и др. Книга подготовлена к печати по настоянию историков и литературоведов Израиля. Предисловие для этого издания написано Леонидом Кацисом. Тираж 1000 экземпляров.

Умница-самородок Александр Иванович Белов - век живу и век учусь

Давно стучится Александр Иванович Белов (родился в 1963 году) в мозги академиков-профессоров-докторов в надежде поколебать зомбировавшую их "дарвинско-геккельскую эволюционистскую парадигму" и побудить их принять во внимание новые добытые более-менее добросовестными исследованиями факты и ввести их в систему новой парадигмы с новыми истолкованиями прежних представлений. Кажется, лед тронулся. Я, во всяком случае, проникся новым вопрошанием. Высоко оценивал раньше Александра Белова как историка Евразии и наших арийских предков. Прослушал с огромным удовлетворением его почти трехчасовую лекцию "Существовали ли на Земле люди миллионы лет назад?" (18 октября 2016 года). В ней он пересказал свои давние тексты, в частности книгу "Тайная родословная человека. Загадка превращения людей в животных" (Москва: Амрита-Русь; Белые альвы. 2005. - 368 с.).

Аннотация книги - "Дорогой читатель, ты держишь в руках новую книгу палеоантрополога, биолога, историка и художника-анималиста Александра Белова. Основой для книги явилась авторская концепция о том, что на нашей планете в течение миллионолетий идёт поразительная и незаметная для глаз стороннего наблюдателя трансформация биологических организмов. Парадоксальность этого превращения состоит в том, что в природе идёт процесс не очеловечивания животных, как нам внушают с детской скамьи, а процесс озверения человека…

Иными словами, на Земле идёт не эволюция, а инволюция! Автор далёк от желания политизировать свою концепцию и утверждать, что демократы или коммунисты уже превращаются в обезьян. Учёный обосновывает свою теорию многочисленными фактами эмбриологии, сравнительной анатомии, палеонтологии, зоологии, зоопсихологии, археологии и мифологии, которые, к сожалению, в должной степени не приняты современной наукой. Некоторые из этих фактов настолько сенсационны, что учёные мужи, облечённые академическими званиями, предпочитают о них, от греха подальше, помалкивать.

Такая позиция отнюдь не помогает выявлять истину. Автору представляется, что наша планета таит ещё очень много нераскрытых загадок. И самая главная из них — это феномен жизни. От кого произошёл человек? Куда он идёт? Что ждёт нашу цивилизацию впереди? Кем стали бывшие люди? В кого превратились дети «Маугли»? Что скрывается за феноменом снежного человека? Где жили карлики и гиганты? Где обитают загадочные звери? Мыслят ли животные? Умеют ли они понимать человеческую речь и говорить по-человечьи? Есть ли у них душа и куда она попадает после смерти? На все эти вопросы ты, дорогой читатель, найдёшь ответы в этой книге
".

Естественно, первые отклики - смесь недоумения и презрения. Один из читателей:

"Федя, дичЪ! Знакомство с этим - хмммм... - произведением произошло у меня почти случайно. Случилось мне недавно устроить мини-срач с неким оппонентом, который, как мне сначала показалось, был креационистом. (Дело было в комментариях к фильму об ордовикском вымирании) Вскоре оппонент начал делать заявления, неожиданно шокировавшие меня. В частности, он ссылался на Ивана Ефремова, который, по его словам, был антиэволюционистом и доказательства против эволюции он изложил в "Тафономии и геологической летописи". Я загуглил и, к своему ужасу, обнаружил многократные упоминания об этом. Оппонент в итоге слился, т.к. в палеонтологии я всё же несравненно сильнее его. Помнится, я даже допустил в полемике, что Ефремов мог придерживаться ошибочных взглядов, потому что многие великие ученые делали ошибки, которые нам сейчас кажутся даже смешными - но были простительны в те времена.
Вопрос о Ефремове-еретике немало заинтриговал меня. И я... прочел "Тафономию и геологическую летопись". Чтобывыдумали?! Никакой дичи про пермских млекопитающих, вторичноводных рыб или исчезнувшие цивилизации не было и в помине. Совершенно нормальный научный труд, основополагающий для тафономии, разрабатываемой и поныне.
Мне стало стыдно за то, что я плохо подумал о великом ученом. Тогда я присмотрелся к источникам, вещающим о Ефремове-антиэволюционисте. Оказалось, все они под авторством некоего А.И. Белова, который повыдергал из контекста "Тафономии..." несколько цитат и истолковал их в свою пользу. Сперва я подумал: ну, очередной креационист или русский вариант Кремо. Но всё оказалось куда интереснее. Белов выдвигал теорию инволюции, а точнее - происхождения всех животных от некоего космического прачеловека. Уже смешно звучит, не правда ли? Я иногда читаю или смотрю всякий трэш вроде РЕН-ТВ - это заменяет мне комедии. Белов, правда, оказался даже не смешон. Он или больной, или шарлатан. А возможно - и то, и другое сразу.
Его фактология точно такая же, как и с издевательством над "Тафономией" Ефремова: понадергать не связанных между собой урывков из разных исследований, хорошенько перемешать и сдобрить собственным резонерством. Судя по упоминанию "хоббитов" с Флореса, книга сравнительно новая - однако это не помешало автору использовать в своих целях и множество безнадежно устаревших данных, и проигнорировать множество новых шумных открытий. Винегрет из кусочков палеонтологии, эмбриологии, этнографии и даже эзотерики. Анимистические культы и дети-"маугли". Газетные "утки" про снежных людей, про лесных карликов и неуместные артефакты. Факты из жизни гепардов, медведей, кошек и слонов. Рисунки автора, изображающие животных и фантастические переходы от людей к медведям, львам и т.д.
Какая связь между этим всем? Известно только А.И. Белову и его фанатам. А где карта, Билли? То есть, где факты? Где доказательства существования этих челозверей и переселения рыб с суши в воду? У вас одна демагогика. Где материальные подтверждения? До сих пор почему-то не найдено. Что-что? Доказать, что их не было?
В риторике такой логический тупик называется "доказательством дьявола" или "чайником Расселла": мы не можем доказать, что дьявол\чайник существует. И то, что он не существует - тоже не можем доказать. Точно так же я могу заявить, что на докембрийской Земле жили гигантские, до 100 м, розовые сепульки. А питались они фиолетовыми слониками весом до 5 кг. Где доказательства того, что они были? А не сохранились. А чем тогда доказать, что их не было? А ничем. А может, просто власти скрывают их существование? Горько видеть, что подобная литература издается и активно бродит по интернету. Еще горше от того, что юные умы, прогуливавшие биологию и возненавидевшие нудную официальную "школьную" науку, легко принимают такой бред на веру
".
Подробнее на livelib.ru:https://www.livelib.ru/author/320057-aleksandr-belov

Однако я в тех вещах, в которых считаю себя подкованным, не заметил передергиваний или логических неувязок в том, что пишет и говорит А.И. Белов. "Когнитивные зазоры" между расами и концепцию Жана Пиаже о том, что минимум половина людей не дорастает до субъектности, он изложил блестяще на неопровержимой фактуре. Порадовало меня также уважительно-адекватное отношение к Ивану Антоновичу Ефремову, который одобрил мои идеи в конце 1960-х годов и написал восторженную рецензию на мой 40-страничный опус "Круг Времени", который был в переводе на немецкий язык продан АПН в ФРГ (я даже получил гонорар в виде чеков). Допущения Александра Белова вполне вписываются в Архипрограмму бытия сущего, которая является целью и предпосылкой Правой Веры с её высшим рукотворным эсхатологическим актом стирания памяти нынешнего космического цикла и воскрешения Сплота Правоверных как "богов" в новом цикле. Этот высший акт как цель и долг человечества, свершаемый через сопряжение Точки Омега Конца с Точкой Альфа Начала (Круг Времени = Вечное Возвращение"), подразумевает принесение в жертву архичеловека Пуруши (в авраамических религиях - "Агнец") и может быть назван Богосаможертвоприношением. И Архипрограмма реализуется в теле и психике живого:

Риму свойственна тяга к обновлению

Хард сущего "одухотворяется" софтом бытия, который пророки и мудрецы называют Духом Святым, Логосом-Словом, Intelligent Design (креационисты), archi-écriture (Жак Деррида) и т.д., а на правоверном ИТ-языке можно назвать Архипрограммой бытия сущего. Инерционное пробывание в сущем - не самоцель человечества, история которого предпрограммирована бытием. История в бытии - преступание-ликвидация старого сущего, наступание нового, обновление Времени (см. Хайдеггер "Бытие и Время", 1927). Земной Рим, в том числе наш Третий Рим, прорывается к звездам бытия, сбрасывая надоевшие или раздражающие и жалящие тернии сущего.

Брак общества ("народа") со своим правителем ("батькой") может надоесть, и "отца нации" вышвыривают вон. Эпиграф к стихотворению русского советского поэта Андрея Вознесенского "Римские каникулы" (1964) гласит - "В Риме есть обычай в Новый год выбрасывать на улицу старые вещи". Ключевое "онтологическое (бытийное)" прозрение в этом стихотворении:

Милый город, мы потонем
в превращениях твоих,
шкурой сброшенной питона
светят древние бетоны.
Сколько раз ты сбросил их?
Но опять тесны спидометры
твоим аховым питомицам.
Что еще ты натворишь?!

Человечество хохочет,
расставаясь со старьем.
Что-то в нас смениться хочет?
Мы, как Время, настаем.

Мы стоим, забыв делишки,
будущим поглощены.
Что в нас плачет отделившись?

Вечный Рим - скорее город истории бытия, чем пробывания сущего. И в первых строках - зарисовка обновляющегося римского сущего:

Рим гремит, как аварийный
отцепившийся вагон.
А над Римом, а над Римом
Новый год, Новый год!

Бомбой ахают бутылки
из окон,
из окон,
ну, а этот забулдыга
ванну выпер на балкон.

А над площадью Испании,
как летающий тарел,
вылетает муж из спальни—
устарел, устарел!

Есть все же ныне на Руси осознающие предательство наверху

Умами россиян-патриотов владеют ныне различные замшелые "измы" типа "русизм", "социализм", "национализм", "либерализм" и т.д и всякие православнутости, исламизмы, кришнаизмы и т.п., но объединяет граждан, считающих Россию "своей", чувство возмущения разворовыванием ресурсов и сдачей обретенных трудом и кровью предков территорий и акваторий, не говоря уж о наглом попрании национального достоинства. Таких граждан мало, и они рассыпаны, их голос тоньше писка, но тем не менее они все же есть. Вот живет в Омске историк по образованию Сергей Григорьевич Сизов. Он переживает за такое самое острое на сегодня и свершающееся на наших глазах предательство, как настойчивая попытка Путина сдать японцам Южные Курилы, этот наш геостратегически-ключевой и ресурсно-богатейший форпост в остроконфликтной Тихоокеанско-Азиатской зоне. На эту тему много написано и сказано раньше, через пару недель возможно подписание первых документов по сдаче, подавляющее большинство россиянцев и слушать не хочет и отворачивается от очевидного, но Сергей Сизов видит и возмущается.


О себе он пишет - "Приветствую всех, кто нашёл время прочесть мои стихи, статьи, миниатюры и послушать песни (и на свои стихи, и на стихи других авторов). Полное моё имя - Сергей Григорьевич Сизов. (Ударение в моей фамилии только на последнем слоге). Живу, как Вы уже поняли, в Омске, хотя немало и путешествовал. По образованию я - историк. Автор книг и статей по истории Омска в ХХ веке и иным темам. Некоторые стихи были опубликованы в моём сборнике "Пути земные и небесные" (Омск, 2009). По вероисповеданию - православный. По взглядам отношу себя к русским консерваторам. Никогда ни в каких партиях не состоял (и не планирую). Пожалуйста, читайте стихи и слушайте песни с доброй душой. Не судите слишком строго...Collapse )

А вот его опубликованное 7 декабря 2016 года, за несколько дней до поездки Путина в Японию насчет "совместного освоения" Южных Курил, политическое заявление по "курильскому предательству" (напомним ещё раз, что в 2009 году Япония, зная про заветное намерение Путина сдать ей наши Южные Курилы, официально нагло-реваншистски провозгласила их своими неотъемлемыми "северными территориями", а со стороны РФ не последовало никакой внятной ответки):

Очередная подлая возня вокруг Южных Курил



Признаюсь, меня тревожит очередная подлая возня вокруг Южных Курил. Меня пугают хитрые улыбочки японского премьера Абэ и установившиеся у него какие-то панибратские отношения с Путиным. Да, нет, говорю я себе, «на воду дуешь»… Но тревога не проходит. Ну, не может же быть, чтобы опять… (И как ту не вспомнить черномырдинское: «Отродясь такого не видали, и вот опять!») И рассудок отвечает: может, ещё как может. И видали мы уже это. И не раз. Пахнет дело горбачёвщиной.

И вспоминается, увы, вспоминается… Как Шеварднадзе отдал наши морские владения в Тихом океане США. Договор так и не ратифицировали, но просто американцы взяли этот участок под охрану, а войну из-за этого никто начинать не хочет. Подумаешь десятки тысяч квадратных километров…

Вспоминается, как «лучший немец» Горби лихо выводил 500 тысячную группировку наших войск из Германии в чистое поле, бросив там, в Неметчине, собственности на десятки миллиардов марок. Всего за 3 года. И как ему «»джентельмены» обещали не расширять НАТО на Восток.

Вспоминается, как Ельцин мечтавший видеть себя в Кремле любой ценой, наплевал на миллионы русских соотечественников, которые он бросил, согласившись на Беловежский сговор и на нынешние (ублюдочные!) границы РФ.

Вспоминается, как Путин отдал Китаю более 300 км. «спорных островов» на Амуре и Уссури. «Спорных» не для нас, а для них. Зато теперь красота: никаких претензий… Да, теперь претензий уже нет, теперь китайцам передаём уже в аренду огромные территории в Сибири (в тысячи квадратных километров) на 49 лет. И во всех китайских учебниках весь Дальний Восток и большая часть Сибири названа исторически принадлежащих Китаю. Но это претензии будущие. Китай не торопится.

Вспоминается ещё, как лихо и вполне по-горбачёвски один маленький человек по фамилии Медведев отдал Норвегии «спорные территории» в Арктике. И ратифицировали за милую душу.

/МОЙ КОММЕНТАРИЙ: Медведев - никто, он зиц-президент, а решения принимал и принимает Путин, с него спрос/

Механизм обычно такой. Предъявляется некая территориальная претензия к России. Российская дипломатия, нет, конечно, не соглашается. Но это на первых порах. А потом предлагает отдать половину из запрошенного. Стороны договариваются и остаются довольны друг другом. Особенно сторона, которая предъявляла претензии. На время, до следующих претензий. И это потом ещё преподносится как умение вести дела и выдаётся за шедевры дипломатического искусства (учись «железный канцлер» Горчаков)!

Сейчас после возвращения Крыма (какой ценой пришлось возвращать своё!) я уж надеялся, что такого не будет. Но, глядя на возню вокруг Курил, чувствую, что это уже не является чем-то невероятным. Пошли разговоры про совместное освоение. Опять вытащили на свет глупую хрущёвскую декларацию 1956 года, которая была по сути предательской.

Увы, сегодня главная наша надежда на тупое упрямство японцев. Что не захотят ограничиться половинкой (Шикотан и Хабомаи) и будут и дальше требовать всего и сразу. Позиция японцев – только 4 острова сразу– для нас, русских патриотов, является спасительной. (Но до чего же унизительно нам зависеть от них!). На сдачу сразу четырёх островов сегодня Кремль не пойдёт. Проблема только в том, что японцы постепенно умнеют. И находят ключики к Южным Курилам. А в качестве заманчивой морковки предлагают нелепый мирный договор, который нам вовсе не нужен.

Я вспоминаю, как японцы давили на Ельцина в 1990-е годы. Говорят, этот алкоголик-политикан чуть было не подписал позорный мир. Помню, как проплаченные журналюги, политики, японоведы (национал-предатели) заваливали нас статьями о том, какие хорошие ребята эти японцы. Давайте же им отдадим «эти несчастные четыре камня», благо у России земли много. (Помним мы все эти разговоры, сволочи, помним). Но начались протесты по всей стране. Да и японцы передавили, и Ельцин взбеленился и не поехал.

Я не буду расписывать военно-стратегическое и экономическое значение Южных Курил. Оно действительно огромно! Материалов на эту тему великое множество. Я не буду описывать и те исторические причины, которые делают все претензии японцев на наши острова эфемерными и юридически ничтожными. Об этом тоже говорено предостаточно.

Скажу лишь одно. Надо немедленно прекращать всякую болтовню о декларации 1956 года. Хотите мирный договор? Отлично. Признавайте итоги Второй мировой войны и нынешний суверенитет России на всеми Курилами. Не готовы? До свиданья.



Нельзя допустить, чтобы опять повторился рецидив горбачёвщины. И лучше всего это понимают дальневосточники, которые уже проводят акции в защиту Курил. Я с ними полностью солидарен. Курилы – Русская земля! Никаких уступок японцам! Никаких передач и продаж наших островов! Нет национал-предательству! Никакого пересмотра итогов Второй мировой войны!
07.12.2016, Омск

Компрадор-предательское шкурничество вместо сплоченной великой целью страны

Обновит Русь свое вселенское предназначение и обретет цель и долг, который выше шкурного щипачества, - и преодолеется нынешний маразм. Есть "русское правоверие", о котором мечтал протопоп Аввакум и стремился реализовать Владимир Ильич Ленин в проекте "красного Третьего Рима" (CCCР), и есть открывшийся основоположнику "русского космизма" Николаю Фёдоровичу Фёдорову проект "общего дела" (воскрешение мертвых в Судный День), который практически начал реализовываться в ПАНЛОГЕ http://panlog.com как зародышевом ростке библейско-коранической Книги Жизни. Осталось Русской Земле-Матушке, еще не до конца, надеюсь, испоганенной, родить нескольких апостолов Правой Веры - и вспыхнет новая пассионарность, и тогда "О Русь, взмахни крылами, Поставь иную крепь! С иными именами, Встает иная степь" (Сергей Есенин, 1917). А пока - что имели, не сохранили, а потерявши - плачем:

Александр Пыжиков мне содружник, но истина дороже

Прорыв в российской исторической науке - свершился! Только сейчас это осознаешь, большое видится на расстоянье. А свершался он лицом к лицу в последнее десятилетие. Каюсь - не отследил. Сказывается отрыв от историческо-патриотической тусовки, случившейся из-за моей операции в 2009 году и утраты на время способности говорить. А пока приходил в себя, ушли и Татьяна Таболина, и Николай Лисовой - через них я мог знать, чем жив академический круг. Ранее я вел отдел философии и методологии истории в сгоревшем ИНИОНе и выработал свою систему оценок. Для меня критерий интеллектуальной значимости ученого - его политическая позиция. Если он не способен диагностировать нынешний политический режим РФ как компрадор-предательский - то как он может судить о режимах и деятелях прошлого? Поэтому, просматривая исторические телеканалы и политические ток-шоу, пытался выявить содружных мне коллег-историков по их политическим репликам, а они на ТВ встречались редко. И новые исторические книги не всегда прочитывал. И на просмотр ютьюб-каналов не тратил много времени. В итоге прорыв прозевал.

Данная заметка - как бы в продолжение текста Почему Николай Лисовой как историк менее популярен, чем Александр Пыжиков или Евгений Спицын (29 июля 2020 года). Просмотрел ключевую видеозапись Александра Владимировича Пыжикова "Пять ударов по Пыжикову" (см. ниже). Этот родившийся 27 ноября в почти родном мне подмосковном Раменском и скончавшийся 17 сентября 2019 года историк-профессионал (доктор исторических наук, профессор, автор многих книг) - мой содружник, очень ценю и уважаю. Его концепции - новаторские и стимулирующие, он кладезь оригинальных осмыслений и малоизвестных фактов. Но в то же время он, по-моему, очень увлекается каждой своей свежинкой и несколько выпячивает её, что приводит к сбою исторической перспективы. А в чем она? Считаю целостной и адекватной субъектное понимание человека, общества и истории, "снимающее" прежнее материалистическо-марксистское. Александр Пыжиков уважал марксистское понимание, но не владел субъектным. Поэтому требуется скорее "расширять" до субъектного полет его мысли, чем "сужать", чтобы многограннее высветить истину.

Чувствую, что на все "пять ударов" меня на сегодня не хватит, к вечеру ждут общественно-политические хлопоты, ограничусь пыжиковской трактовкой староверия как предтечи и лона большевизма-ленинизма. Казалось бы, доказательства собраны бесспорные. Да, они необходимы - спасибо Александру Владимировичу! - но недостаточны. Вот открываю его знаменитую книгу "Грани русского раскола. Заметки о нашей истории от XVII века до 1917 года" (Москва: Древлехранилище, 2013. - 646 с.). Вот одна из ключевых констатаций книги - "Российские власти, по примеру европейских соседей, стремились к расширению торгово-мануфактурного сектора экономики, связывая с ним перспективы развития. Однако фактически эти процессы протекали вне рамок правящего сословия: дворянство оставалось чуждым коммерческо-производственным делам, брезгуя заниматься ими. Поэтому подобная деятельность и стала ресурсом экономической самоорганизации тех, кто находился в государстве на периферии общественной жизни, т.е. старообрядцев. Раскол становится хозяйственным механизмом для выживания определенной конфессиональной общности. Это обстоятельство кардинально отличало российское буржуазное становление от классического западного пути. Вспомним известную мысль М. Вебера о том, что именно религиозное течение Запада – протестантизм – породило капитализм. Знаменитый социолог в исторической ретроспективе продемонстрировал, как протестантская психология формировала новые реалии, становясь источником прогресса экономики. Надо заметить, в литературе распространено мнение и о русском религиозном расколе как о факторе, имевшем примерно то же значение для развития капитализма в России, что и протестантизм для Запада. Однако, в силу специфических особенностей, о которых мы говорим, можно утверждать, что религиозное течение старообрядчества порождало не капитализм (по аналогии с Европой), а социализм. Существование в лоне никонианского государства предопределило иную организацию хозяйственной модели староверов, нацеленной на извлечение прибыли не для процветания отдельных личностей, а для содержания социальной инфраструктуры и нужд своего согласия. Общественная собственность, экономическая солидарность, а также соответствующее им управление – эти механизмы позволяли расколу аккумулировать материальные и духовные ресурсы. Именно на основе этих принципов староверы, восприняв экономические сигналы государства и окунувшись в торгово-мануфактурные реалии, приступили к строительству своего социально ориентированного хозяйства".

Казалось бы, всё правильно, но для историка - недостаточно. Незаметно Пыжиков с грязной водой капиталистического извода протестантизма выплеснул жизнеспособного протестантского субъектного ребенка, выросшего в современную научно-техническую цивилизацию. Как будто исторический мейнстрим свойственен Западу, а низовая субъектность не способна была прорасти в России, поскольку под гнетом государства извращалась в некапиталистический путь развития. Но это не так. Низовая субъектность прорвалась в России, как и на Западе, в самых разных формах от более индивидуально-персоналистических до более коллективистски-самоуправлеческих. Русские не менее свободолюбивы (=стремящиеся к субъектности), чем западные и восточные люди, и вспышка породившей Новое Время (Модерн) и географическую экспансию и научно-техническую революцию Сверхновой звезды низовой субъектности в 15 веке, в вихрях и завихрениях которой мы живем по сей день, не обошла Россию стороной. В книге же - ни слова ни о стригольниках, ни о жидовстувующих, ни о нестяжателях, а русские христы (хлысты) упоминаются лишь один раз, и то через запятую.

Мне стало даже обидно. Ведь я родился на родине хлыстовства в городе Павлово-на-Оке в паре-другой километров от священной горы Городина, где в 1645 года, почти за двадцать лет до Раскола, снизошел Господь Саваоф на костромского крестьянина Данилу Филипповича, а тот назвал своим сыном и первым русским "христом" моего предка павловчанина Ивана Тимофеевича Суслова. Назвать себя богоравным - это разве не высшая ступень субъектности? Вообще Пыжиков верно говорит, что наша Нижегородская Земля - рассадник староверия. Напротив Павлова на другом берегу Оки в Муроме вырос Илья Муромец, неподалеку от Павлово родились патриарх Никон и его оппонент Аввакум, и Керженец рядом, и град Китеж, и Саров, да и предки Ленина по отцовской линии жили почти "в шаговой доступности". А уж про Перемиловы Горы, приютивших Петра и Февронию неподалеку от Городины, и говорить не надо, это свято и лепно, и над моей кроватью многие годы висела премильная овальная миниатюра с их живописным видом.

В моем Павлове - россыпь субъектников. Они не столько староверы, сколько правоверы, как называл самых истовых Аввакум. Их артельность стимулировала их предприимчивость, и дома в городе выдают самодостаточность богатства, а не убогость бедноты. Павловские правоверные превратили свой город в "русский Шеффилд", они торговали павловскими ножами по всей Руси и за рубежом вплоть до Ближнего Востока, они разводят по сей день лимоны на подоконниках, и мой город считается "канареечной столицей" мира. Вот мы и есть "здоровый ребенок" русского протестантизма, которого Пыжиков, создается впечатление, - не заметил.

А ведь он родился тоже в правоверных местах. Почти "в шаговой доступности" от Раменского - цитадель русского старообрядчества Гуслица (Ильинский Погост), из этой грибницы произросло множество купеческо-промышленных семей Москвы и Питера и других городов. Ближе к Москве в селе Быково в знаменитой баженовской церкви, около которой я в детстве в конце 1940-х гг. гонял на коньках, зацепившись крюком за проезжающий грузовик, скрывался в 1797 году бежавший из иркутской ссылки выломившийся из хлыстовских радений основатель скопчества облаченный в вериги Кондратий Селиванов, пока его не призвал к себе Павел I.

Но что меня больше всего удивило как историка - это отсутствие упоминаний о книге Мануэля Саркисянца "Россия и мессианизм. К "русской идее" Н.А. Бердяева" (Санкт-Петербург: Издательство Санкт-Петербургского университета, 2005. - 272 с.). Извините, но это ляп! Предисловие к книге написал не кто-нибудь, а сам Питирим Сорокин. Перевела с немецкого А. Пименова, перевод отредактирован автором, а на немецком книга была издана в 1955 году авторитетным издательством под названием Russland und der Messianismus des Orients (Tubingen: Der Verlag J.C.B. Mohr [Paul Siebeck], 1955). А ведь Мануэль Саркисянц сделал все те выводы о роли староверов в развитии капитализма в России и в подготовке самобытной духовной матрицы Великой Русской Революции, к которым через полвека пришел Александр Пыжиков.

Правда, Александр Владимирович в записанном в 2017 году видеоролике ниже радовался, что высказанные им в "Гранях русского раскола" идеи получили признание и продолжение в двух только что вышедших книгах. Их авторы - доктор психологических наук Сухарев Александр Владимирович "Развитие русской ментальности" ( Москва: Издательство «Институт психологии РАН», 2017. – 398 с. [Методология, история и теория психологии]) и доктор экономических наук "Антискрепа" (Москва: Концептуал, 2017. - 344 с.). Посмотрел их, обе ценные, взял на вооружение. Но у Кричевского не выделена хлысты, а Сухарев не цитирует Саркисянца, что меня снова удивило, хотя повествует о стригольниках, жидовствующих и нестяжателях и использует термин "субъектность", но понимая его психологически, а не онтологически, а это не приближает к субъектному пониманию истории.

Но хватит критиковать! Не так просто возвыситься до понимания субъектности, это надо осваивать современную философию. И решил читать и перечитывать, и слушать-смотреть видеоролики наших замечательных "новых историков", продолжая скорбеть о преждевременном их уходе.

А вот - и само выступление Александра Владимировича 17 ноября 2017 года, два удара я вроде бы прокомментировал выше, остальные столь же критически рассмотрю позднее:

Чарльз Буковски о раковых метастазах либерастии в США

Впечатляет происходящее на глазах всего мира крушение американской сверхдержавы! Многое напоминает постигшие мою страну события в конце 1980 - начале 1990-х гг. Социально-политические организмы сходно поражаются раковыми метастазами либерастии. Главный удар - под дух, чтобы угасить пассионарность и обессмыслить существование. Какой-либо долг перед высшим подменяется правами низшего. Перелом произошел в 1968 г. в результате "молодежной" или "контркультурной революции", когда оттеснились или девальвировались долженствования и нормы прежних поколений, субъектность целеполагания производства подменилась либерастией халявства потребления, опустошенность души заполнялась эзотерикой, наркотиком, алкоголем и блудом - см. мою ЖЖ-заметку "Субъектность против либерастии" (30 июня 2020 года).

Американский писатель Чарльз Буковски (1920-1994) славится честным изображением нравов творческой или креативной американской "элиты", источника и носителя "кодов" поведения подрастающих поколений. Прочитал книгу его рассказов "Музыка горячей воды" (1983) в переводе Максима Немцова (Москва: Издательство "Э", 2018. - 304 с.). Высококлассно по форме и содержанию! Выразительно передано пробывание в сущем, свойственное либерастнутым, в отличие от истории в бытии, свойственное субъектизированным. Различие фундаментально исследовано Мартином Хайдеггером в трактате "Бытие и Время" (1927) и затем в сочинениях его многочисленных эпигонов типа Герберта Маркузе с его "Одномерным человеком" (1964) или Эриком Фроммом с его "Иметь или быть?" (1976). Пробывают хайдеггеровское das Man, которое обычно переводят как "люди", под ними понимаются усреднённые несубъектизированные "люди толпы", но также "творческие" личности, до которых сквозь тернии сущего не доносится "зов бытия", и они поэтому, не всегда осознанно переживая постигшую утрату, склонны искать эрзац в искусственной экстатике наркотизации и секса.

Меня в нынешних США особенно поразило прежде мной "немыслимое" - американское белые девушки-студентки, запрограммированные либерастией и творчеством "писателей пост-1968" наподобие Чарльза Буковски, целуют ботинки чернокожих верзил, существование которых обеспечено правом на халявный велфер. Они смакуют свое нынешнее предоставленное им либерастией право властвовать над белыми, "потомками рабовладельцев". И если бы они повелели стоящим перед ними на коленях белым девушкам во искупление вины "за давнее рабовладение предков" сосать негритянские члены на глазах окружающей публики под камеры смартфонов, то белые студентки так бы и сделали, ведь сладострастье жертвенного покаяния сходно с оргазмом самоотдачи.

В рассказах Чарльза Буковски изображены различные ситуации либерастского самоуничтожения, и они напоминают мне некоторые сюжеты в моем окружении в 1970-1980 гг., свидетелями коих я был. Лексика и коллизии в США и среди "творческих кругов" в СССР примерно одинаковы, ибо синдромы-1968 от битлов до свингования стремительно распространились тогда по всему миру. Писатель схватывает суть пробывания. В открывающем книгу рассказе "Грубее саранчи" в первых строках дается ответ на вопрос женщины "Что я буду делать, когда ты умрешь?" - её сожитель-художник отвечает "Жрать будешь, спать, ебстись, ссать, срать, наряжаться, гулять и гундеть" (с. 7).

В рассказе "Упадок и разрушение" семейная пара Эл и Эрика приглашают друга пробывателя Мела в гости поесть мясца, идёт пустая беседа, "Эл что-то тележит про Рейгана, про безработицу, только я ему ответить не могу, мне /Мелу/ скучно. Понимаешь, плевать мне, прогнила страна или нет, если только мне самому все удается". Затем Эд объясняет, что Эрике для оргазма надо, чтобы во время совокупления кто-то из мужчин на неё смотрел. Эд при Меле вскакивает к жене. ""Блядь!" -орет на нее. Загоняет ее в угол, шмяк по морде и давай кофточку с нее сдирать". И т.д. "Она из-под него зырит, все ли мне видно. Видит, что я наблюдаю, - и давай извиваться, просто как змея бесноватая". Потом снова Мел и Эд говорят об Упадке и Разрушении Запада, "все такие жадные, такие растленные, все прочно гниет". Затем Эрика, приготовив трапезу, приглашает за стол. "Пахнет хорошо - жарким. А поверху - ломтики ананаса. Похоже на бедро - и я вижу там что-то вроде колена. "Эд, - говорю, а ведь похоже на человеческую ногу, если брать от толена и выше". "Ну да, - говорит Эд, - это она и есть". Оказывается, это бедро от четырнадцатилетнего мальчишки - "мы его на бульваре Голливуд подобрали, он стопом ехал. Позвали его к себе, накормили, он дня три-четыре посмотрел, как мы с Эрикой этим самым занимаемся, а потом нам надоело, поэтому мы его забили, выпотрошили, кишки в мусоропровод, а остальное - в морозилку. Гораздо лучше курицы, хотя вот стейку из филейной вырезки я бы не предпочел" (с. 76-79).

В рассказе "Я тебя люблю, Альберт" четырехрукий бывший циркач и играющий на скачках Альберт, с кем сладострастничает пьяная героиня, признается - "У меня нет желания подчиняться норме, нет приверженности ничему, подлинной цели в жизни нет" (с. 181).

Многие рассказы автобиографичны, повествуют о писательстве. В рассказе "900 фунтов" описа писатель Эрик Ноулз, ищущий вдохновения ("зова бытия") - "Он вышел из-под душа и сблевал в унитаз. Потом опять зашел под душ. Если ты писатель, беда вот в чем – главная беда: свободное время, чересчур много свободного времени. Приходится ждать, пока не припрет, чтобы смог писать, а пока ждешь – сходишь с ума, и пока сходишь с ума – бухаешь, а чем больше бухаешь, тем больше сходишь с ума. Ничего блистательного в жизни писателя нет – да и в жизни бухаря тоже. Эрик вытерся, надел трусы и вышел в комнату. Луи с Глорией просыпались. – Ба-лять,- сказал Луи.- Господи. Луи тоже был писатель. На квартиру не хватало, как Эрику, поэтому за него платила Глория. Из всех его знакомых писателей Лос-Анджелеса и Голливуда три четверти жило за счет женщин; писателям этим таланта хватало не на пишущие машинки, а на баб. Писатели этим бабам продавались как духовно, так и физически" (с. 69-70).

У писательниц - свои особенности. Так, в рассказе "Скорбь гнуси" упоминается "местная поэтесса-феминистка – она устала от черных и теперь у себя в спальне еблась с доберманом. Рыжие косички, тусклые глаза, а когда читала свое – играла на мандолине. Писала она по большей части что-то про следы мертвого младенца на песке. Замужем была за врачом, которого никогда нигде не было (по крайней мере, ему хватало здравого смысла не ходить на поэтические вечера). Он ей давал деньги на поэзию и корм для добермана" (с. 112).

Что касается отношений мужчин и женщин в среде пробывания "творческой интеллигенции", то они в рассказах Чарльза Буковски подчеркнуто "объект-объектны" и никогда даже не субъект-объектны, не говоря уж о субъект-субъектном отношении (любви). Почти в каждом рассказе - о случке между делом или с особым извращением. Ниже привожу рассказ "Богомолка", ибо по телеканалу Viasat History только что посмотрел фильм Ричарда Аттенборо о брачных ритуалах членистоногих, прежде всего богомолов, и ранее обсуждал эту ситуацию в ЖЖ-заметках Два подарка женщинам - эрзац-матка и робот-муж (09.03.2020) и Саможертвенность оргазма важнее самодостаточности жизни (17.07.2020)

БОГОМОЛКА (с. 260-265)Collapse )

Почему Николай Лисовой как историк менее популярен, чем Александр Пыжиков или Евгений Спицын

Чрезвычайно одаренным человеком был Николай Николаевич Лисовой (1946-10-23 Станислав, Украинская ССР - 2019-01-07 Москва)! С ним был очень близок со второй половины 1960-х гг., меня с ним познакомил Никита Минин, сын известной в литературных кругах заведующей отделом публицистики журнала "Москва" Веры Дмитриевны Шапошниковой. Наши интересы полностью совпадали, к тому же Николай Николаевич отличался сильной волей, я считал его своим alter ego. Его поэтический дар - выдающийся, и когда он читал свои стихи, то меня "пронимало", даже сердце замирало. Кстати, он посвятил мне свою минипоэму "Двое из Эфеса".

И я радовался, что наше понимание философии, истории и политики непременно станет новой парадигмой обществознания.

И как-то незаметно мы в 1990-х гг. дрейфовали друг от друга - я бился за сохранение моей тысячелетней страны, а он погрузился в православие. Мы с ним сотрудничали в Редакционно-издательском отделе Московского Патриархата с конца 1960-х гг., поэтому расхождения не замечал. Я надеялся - пусть завоюет авторитет в церковных кругах, потом мы всё равно будем "вместе заедино".

Он действительно добился многого в РПЦ, его называли "московским златоустом", фактически он возглавил возрождённое Императорское Православное Палестинское Общество, способствовал возвращению ряда объектов в Палестине в российскую собственность. Он защитил докторскую, издал ряд книг и статей, выступал на научных конференциях и православных чтениях...

Посмотрел цикл 60 лекций Лисового по русской истории (2012, https://radostmoya.ru/project/istoriya_rossii/video/) - по форме исполнения блестяще, по содержанию немало стимулирующих нюансов, но в целом напрягает. Это всё-таки православная публицистическая апологетика, а не научно-критическое раскрытие каждого сюжета. Всего 15483 просмотра, тогда как циклы лекций таких профессионалов-историков, причем новаторски мыслящих, как Евгений Спицын или Александр Пыжиков, а также Юрий и Клим Жуковы, Александр Белов и даже Александр Дугин, привлекают сотни тысяч просмотров. И у меня, например, особых претензий к содержанию их циклов нет, они проблемны и интересны.

Есть также циклы лекций Николая Сванидзе или Бориса Акунина и ряда других, но они любители, а не профессионалы, и при всех иногда остроумных предположениях доверять не приходится, это не история, а политически-ангажированная публицистика. А лекции Лисового при всем их блеске и вроде бы убедительности - православно-ангажированные.

В конце 1960-х гг. незабвенный Анатолий Просвирнин (впоследствии архимандрит Иннокентий) подвигнул нас с Николаем написать книгу "История РПЦ", и мы за исходный материал решили взять "Историю русской церкви" (1880-1881) классика Евгения Евсигнеевича Голубинского - сидели в Историчке, книга находилась во вспомогательной библиотеке читального зала, и мы сверяли свой текст с рационально-критическим исследованием корифея. И куда весь этот екритический подход делся в лекциях Лисового, ведь некоторые из них сбиваются на пересказ житий святых.

Вспоминаю тревожные сигналы в начале 2000-х годов - например, мой спор с ним по поводу чудесного нисхождения "благодатного огня". Как возможно какое-либо "чудо", если есть законы физики. И Николай, и я - физики по образованию. Я предлагал - поставим видеокамеры и датчики в Кувуклию. Поразился, сколь горячо оспаривал он мои здравые предложения. Видимо, вера стала для Николая Лисового сильнее науки. А по мне - они не должны противоречить друг другу, они заедино в рационально-критической Правой Вере.