Category: философия

Category was added automatically. Read all entries about "философия".

Иоганн Готлиб Фихте - классик субъектного идеализма, а не субъективного

До сих пор многие русскоязычные философы не понимают фундаментального различия между субъектным (от бытия) и субъективным (от сущего) и переводят немецкие термины subjektiv и die Subjektivität как субъективный и субъективность соответственно. Это часто приводит к чудовищным искажениям смысла при переводе ключевых философских формулировок. Пример - первая фраза первого из одиннадцати марксовых "Тезисов о Фейербахе" (1845): Der Hauptmangel alles bisherigen Materialismus (den Feuerbachschen mit eingerechnet) ist, daß der Gegenstand, die Wirklichkeit, Sinnlichkeit, nur unter der Form des Objekts oder der Anschauung gefaßt wird; nicht aber als sinnlich menschliche Tätigkeit, Praxis; nicht subjektiv. Перевод - "Главный недостаток всего предшествующего материализма - включая и фейербаховский - заключается в том, что предмет, действительность, чувственность берется только в форме объекта, или в форме созерцания, а не как человеческая чувственная деятельность, практика, не субъективно".

Но Маркс имел в виду, если понимать суть марксизма, не субъективность человеческого восприятия, а именно сопряженную с человеческой деятельностью-практикой - субъектность человека!

Возможно, не без моего участия термин субъектность вместо субъективность стал быстро распространяться среди отечественных политологов и обществоведов, однако великого немецкого философа Иоганна Готлиба Фихте (1762-1814) до сих пор в философских справочниках и русской Википедии называют основоположником "субъективного идеализма". Но субъективное, повторю ещё раз, ассоциируется с прихотливостями человеческого восприятия, тогда как субъектное - значит бытийно-творческое как источник и мотор человеческого Я.

Сейчас работаю над заметкой о Фихте и счел нужным внести данное принципиальное уточнение. Интересно, как современные немецкие философы трактуют не только фихтеанское, но и нынешнее употребление и понимание термина die Subjektivität ?

Перечитывая Эрика Фромма

Пошел в поликлинику взять медсправку в бассейн и по дороге нашел оставленную кем-то книгу Эрика Фромма "Иметь или быть?" (Москва: Прогресс, 1990. - 336 с.). Пока сидел в очереди к дежурному врачу, прочел самые важные главки. Классику полезно перечитывать, дегустировал. До чего ясно пишет! И хотя Эрик Фромм (1900-1980) формировался как мыслитель в Германии, излагает он свои мысли как бы по-англосаксонски, то есть не погружаясь, в отличие от Хайдеггера, в глубины Seinfrage ("вопрос о бытии"). И Хайдеггера он упоминает лишь один раз через запятую в перечислении ряда других имен философов. Я же, исповедуя изначальную и глубочайшую Правую Веру, которая вбирает в себя, интегрируя под "общий знаменатель", откровения пророков и вероучителей, прозрения поэтов и мудрецов и открытия ученых и технософов, - философски мыслю все же в концептуальной системе координат, заданной Хайдеггером.

Впрочем, различие между бытием и обладанием у Габриэля Марселя и Эриха Фромма можно при некотором воображении сопоставить с различием между бытием и сущим у Мартина Хайдеггера, но не буду здесь осмыслять эти тонкие нюансы философствования, зато отдам должное литературно-дидактическому мастерству фрейдомарксистского корифея.

Блестящий текст, много информации, масса точных оценок! Хочется цитировать страницами, почти со всем согласен - в том числе с почти эсхатологическими выводами, хотя и не совсем правоверными. Приведу небольшой отрывок:

"Существует поразительное сходство между идеями Будды, Экхарта, Маркса и Швейцера: всех их объединяет решительное требование отказаться от ориентации на обладание; настойчивое требование полной независимости; метафизический скептицизм; религиозность без веры в бога7; требование проявлять социальную активность в духе заботы о человеке и человеческой солидарности. Однако сами эти учители далеко не всегда осознают все это. Экхарт, например, не осознает свой нетеизм, а Маркс – свою религиозность. Интерпретация взглядов этих мыслителей, особенно Экхарта и Маркса, настолько сложна, что невозможно дать адекватное представление о той нетеистической религии, проповедующей заботу о ближнем, которая делает их основоположниками новой религиозности, столь соответствующей потребностям нового Человека. Я надеюсь проанализировать идеи этих учителей в своей следующей книге" (с. 168).

Книгу такую Эрик Фромм не написал, русский перевод сделан по изданию 1976 года, зато я в 1980 году, зная мысли неомарксистов франкфуртской школы, в том числе изложенные в данном трактате "Иметь или быть?", а также зная идеи французских новых философов и к тому же свежим взглядом освоив учение Маркса-Ленина, опубликовал по сходному дискурсу книгу "Молодежь и прогресс: Философские размышления о драме свободы, любви и измены в истории" (Москва: Молодая гвардия, 1980. - 223 с.).

Субъект, Dasein и Ereignis - смысл бытия и долг человека в эсхатологическом Богосаможертвоприношен

Квинтэссенция изначальной Правой Веры отчеканена древнеарийскими жрецами - "Бог Сам Себя приносит Себе в жертву руками Своих детей" (ср. Ригведа, Мандала Х, Гимн 90 Пуруша, Рич 16, Пады a, b, c, d). Правая Вера вбирает в себя, интегрируя, откровения пророков и вероучителей, прозрения мудрецов и поэтов, открытия ученых и технософов. Все философы торили свои тропинки, дороги, магистрали к Правой Вере, акцентируя ту или иную её ипостась. Но самый крупный мыслитель прошлого века Мартин Хайдеггер (1889-1976) не знал современных ИТ-достижений (хотя на своём языке предвосхитил многое в их сути), зато его французские последователи от Жака Деррида с его "грамматологией" до Алена Бадью с его математическими осмыслениями вроде бы приблизились к Правой Вере почти вплотную, хотя без постижения её высшего акта - рукотворного Богосаможертвоприношения. Сам Хайдеггер десятилетия кружил вокруг этого высшего эсхатологического деяния, сопрягающего Точку Омега Конца с Точкой Альфа Начала (Круг Времени = Вечное Возвращение), и обозначил его термином Ereignis (особствление), сопряженного с Enteignis (разсобствление). Понятно, что возможность высшего акта как рукотворного долга человечества была ещё полвека назад слишком экстравагантной даже для такого деструктора-реконструктора западной философии, как Хайдеггер, и поэтому ведущим импетусом Dasein он посчитал "заботу", хотя как возможна "забота" без цели, а цель - без долга?

Российские интерпретаторы Хайдеггера, мысля в русле традиционной русской эсхатологии (хотя и в домодерново-православном, а не хлыстовско-большевистском изводе), останавливаются на кардинальной разнице между Dasein у Хайдеггера и субъектом у философов-классиков. Ранее я обозначал эту разницу в заметке Хайдеггеровское Dasein и классический субъект (23 сентября 2015), а в других заметках отмечал, что Dasein сопряжен с божественным Словом-Логосом или Архипрограммой бытия сущего на Небе, а субъектность человека - как "считывающая головка" на Земле человеческого персонального компьютера или смартфона. Экстатирование в просвете аффирмативного Da! низводит временение Sein в мир. Под этим углом зрения понятнее подробные разъяснения Андрея Борисовича Паткуля в статье Человек, субъект, Dasein (Топос, Вильнюс, 2007, № 3 /17/, с. 46-60).

Что касается эсхатологичности Хайдеггера в её сопряжении с "заботой" и с учетом поисков русского богословия, то эта тема, но опять-таки без акцентирования рукотворности высшего акта в его сопряжении с высшим долгом человечества, рассмотрена в другой публикации того же Андрея Паткуля - Интерпретация философии М. Хайдеггера у А.Г. Чернякова (Вестник Русской Христианской Гуманитарной Академии, Москва, 2018, Том 19, Выпуск 3, с. 67-78).

Россия взыскует Правой Веры, а философская уверенность в ней - через постижения Мартина Хайдеггера

Человек - "живое существо политическое" (Аристотель), и изначальная Правая Вера человечества, скрытая в "Слове-Логосе" или Архипрограмме бытия сущего, ибо "В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог" (Евангелие от Иоанна 1:1), - изначально и сугубо политическая. Излагать Правую Веру - как будто вслед за Спинозой писать "Богословско-политический трактат". Будучи идеологией, мировоззрением и политагиткой наступающего глобального информационно-высокотехнологичного "общества знания", Правая Вера вбирает в себя (интегрирует) откровения пророков и вероучителей, прозрения мудрецов и поэтов, открытия ученых и технософов . Суть Правой Веры изречена в Священных Писаниях, её квинтэссенция отчеканена арийскими священнослужителями - Бог Сам Себя приносит Себе в жертву руками Своих детей" (ср. Ригведа, Мандала Х, Гимн 90 Пуруша, Стих 16) и разъяснена в Священном Коране (ср. Суры 2 Аль-Бакара /Корова/, 58 Аль-Муджадила /Препирающаяся/ и др.).

Кому же по силам проникнуться пассионарной Правой Верой и стать субъектом мирового временения? Ведь Правая Вера не только объясняет прошлые и современные политические процессы, но предназначена оседлать, изменить и направлять их. Правоверное волевое ядро, ломая сопротивление "партии Сатаны", должно вести Россию и всё человечество по пути Слова-Логоса и в конце времён в Судный День воскресения и сортировки умерших овладеть ключами Архипрограммы бытия сущего и стереть память прошлого и переформатировать жесткий диск мироздания и перезапустить Архипрограмму, сопрягая её Точку Омега Конца с Точкой Альфа Начала (Круг Времени = Вечное Возвращение). Как же найти правый путь и увериться в его правильности? Помогает философия Хайдеггера.

Не терпится взглянуть на две только что вышедшие книги - Хайдеггер Мартин. К философии (О событии) (Москва: Издательство Института Гайдара, 2020- - 640 с.) и Паткуль Андрей. Идея философии как науки о бытии в фундаментальной онтологии Мартина Хайдеггера (Санкт-Петербург: Наука, 2020. - 810 с./:


В Аннотации первой книги сказано - «К философии (О событии)» по праву может быть назван вторым главным трудом Мартина Хайдеггера после «Бытия и времени». В этой работе вопрошание о бытии, разработанное в фундаментальной онтологии «Бытия и времени», движется по другому, бытийно-историчному, пути.

Первый план этого текста был составлен весной 1932 года, а написан он был в 1936–1938 годы. «К философии» – это не «произведение», а некое намеренно произвольное собрание заметок, содержащее ходы мыслей, знание которых необходимо для понимания пути мышления Хайдеггера в целом. В качестве начального бытийное мышление готовит переход от конца истории первого начала – метафизики как вопрошания о сущем как таковом – к другому началу, вопрошанию об истине самого бытия как просвета самосокрытия.

Тексты, опубликованные позднее в ряде томов, в том числе «Размышления» («Черные тетради»), являются вариацией главных мотивов «К философии». Все вместе они представляют собой захватывающий центральный этап пути хайдеггеровского мышления и вполне обладают ценностью для каждого из нас, кто, как и Хайдеггер, хочет обратиться к тому, что наиболее достойно постановки под вопрос.

Для всех, кто интересуется философией Мартина Хайдеггера и историей философии XX века".

В Аннотации другого томика сказано - "В книге кандидата философских наук, доцента кафедры философии науки и техники Санкт-Петербургского государственного университета А/ндрея/. Б/орисовича/. Паткуля /родился 1975-01-27 в Ленинграде/ на примере фундаментальной онтологии Мартина Хайдеггера (1889-1976) дается экспозиция вопроса о возможности философии как науки согласно собственно философскому понятию научности. С этой целью реконструируется хайдеггеровское понимание предмета, метода, хода осуществления научной философии, а также ее возможной архитектоники. Особое внимание уделяется экзистентной значимости философии как науки для человека и историчности как существенному моменту систематического целого философской науки. Книга адресована специалистам в области онтологии и теории познания, истории немецкой философии, философии науки, всем тем, кому интересна специфика философского мышления. Подробнее https://www.labirint.ru/books/761398/".

В Сообществе "Мартин Хайдеггер" (сеть ВКонтакте) https://vk.com/martin_heidegger автор Андрей Паткуль 7 сентября 2020 года признается:

"Обетованный труд завершён. Книга, которая писалась семь лет, ещё два года ушло на поиски поддержки издания, и год - на подготовку публикации. Книга, которая начиналась как отголосок споров на семинарах Аскольда Владимировича Тимофеенко и полемики с Алексеем Григорьевичем Черняковым, будучи вдохновленной также рассуждениями о существе и уникальности философии Анатолия Валериановича Ахутина. Замысленная изначально как исследование позиции Хайдеггера, она переросла в попытку, все ещё незрелую, ответить на вопрос, а что мы имеем в виду, когда говорим, что философия - это наука. Какое собственное понятие научности ей подобает? Теперь, в эпоху понимания философии через борьбу экстернализма и интернализма, в эпоху «трудной проблемы сознания» и квалиа, эпоху свободы, понятой как свобода выбора между Кока-Колой и Пепси-Колой, она может показаться совершенно несвоевременной, впрочем, как и все философские рассуждения. Работа над книгой велась в полном соответствии с обывательскими представлениями о том, чем занят философ. Она сопровождалось невероятно завышенным - и все возрастающим - мнением о ее значимости и полной бытовой беспомощностью, выполняясь в той же самой яме, куда когда-то угодил Фалес Милетский. Вокруг что-то происходило, рождались и умирали, болели и выздоравливали люди, выходили в свет фильмы и книги, но ничего этого словно не было, даже вопреки иногда захватывающим счастью и боли, была только воля к ясности и завершению. Что я сейчас чувствую? Не эйфорию, и не опустошенность и депрессию, как предполагал, но только то, что нужно снова начинать трудиться. Спасибо всем, кто помогал и, особенно, не мешал в ее написании. #мартинхайдеггер #мартинхайдеггер💚🏡 #хайдеггер #фундаментальнаяонтология #онтология #философиякакнаука #fundamentalontologie #fundamentalontology #heidegger #martinheidegger".

Жгуче интересно, как переведены и истолкованы основные хайдеггеровские термины. В названии книги Хайдеггера переводчик Э. Сагетдинов буквалистски перевел ключевое слово Ereignis как "событие", адекватнее было бы по смыслу хайдеггерианства перевести как "особствление", и по книге Паткуля есть вопросы. Посмотрел Содержание - дохнуло ахутинским. Ведь я с Анатолием Ахутиным - ему позавчера исполнилось 80 лет, надо было бы поздравить, он антипутинист и в 2014 эмигрировал в Киев - много рассуждал о "наукоучении" Фихте, который как последователь критической философии Канта стал основоположником "субъектного идеализма", но в докритический период (до 1790 года) находился под влиянием Спинозы. Кстати, Ахутин в начале 1970-х приезжал ко мне в Люберцы за имеющейся в моей библиотеке книгой Бориса Вышеславцева "Этика Фихте" (1914). Тогда же оба мы вникали в философию Хайдеггера, отталкиваясь в том числе от работ Пиамы Гайденко, и Анатолий Валерианович во многом, по-моему, стремился освоить Хайдеггера через Фихте, и я его иногда журил за некоторые упрощенности. Ведь смысл бытия сопряжен с целью, а она - с долгом человека-Dasein как субъекта. Долг же - "зов бытия" или вечный "моральный закон" или кантовский "категорический императив", перед ним Кант благоговел - "Две вещи наполняют душу всегда новым и все более сильным удивлением и благоговением, чем чаще и продолжительнее мы размышляем о них, — это звездное небо надо мной и моральный закон во мне - Zwei Dinge erfüllen das Gemüt mit immer neuer und zunehmender Bewunderung und Ehrfurcht, je öfter und anhaltender sich das Nachdenken damit beschäftigt: Der bestirnte Himmel über mir, und das moralische Gesetz in mir".

Разве можно понять хайдеггеровскую фундаментальную онтологию без маячка имплицитно-просвечивающей в ней эсхатологии? Иначе впотьмах не попадешь на философскую тропинку, выводящую к Правой Вере. По Содержанию не увидел, что эта тропинка подсвечена-акцентирована. Надо воочию ознакомиться с текстом.

Мартин Хайдеггер, Ален Бадью и "форсинг" в основаниях математики и логики

С 1963-го года, когда готовил рецензию на только что опубликованный в Западной Германии двухтомник Хайдеггера о Ницше (ранее не раз рассказывал, как читал этот текст своему учителю практически слепому классику русской философии Алексею Фёдоровичу Лосеву, у которого был секретарем), испытываю к немецкому корифею чувства благоговения и удивления. Недаром Ханна Арендт, будучи в 1920-х годах ученицей и любовницей Хайдеггера, называла его "кайзером философов". Сейчас дегустирую посвященный прозрениям Лейбница 26-ой том его стотомного Полного собрания сочинений (том издал Клаус Хельд), размещенный в соответствующем разделе Панлог-визитки (досье) Хайдеггера http://www.panlog.com/card11263/36/135652/135662, и ещё раз убеждаюсь во всесильности и верности хайдеггеровского понимания человеческой познавательной способности.

В конце 1960-х годов на меня колоссальное впечатление произвело также открытие неканторовской теории множеств с ключевой ролью в её основе "форсинга" ("вынуждения", "наделенности"), который я сопоставил с активностью "наблюдателя" в основах теории относительности и квантовой теории. Осознав важность нового прорыва в основаниях математики, я перевел статью Поля Дж. Коэна и Ройбера Херша "Неканторовская теория множеств" и опубликовал перевод в журнале АН СССР "Природа" (1969, апрель, № 4, стр. 43-55). Затем этот "форсинг" философски осмысливал французский философ Ален Бадью в трактате «Манифест за философию» (Manifeste pour la philosophie, 1989; Бадью Ален. Манифест философии / Составил и перевел с французского В. Е. Лапицкий. - Санкт-Петербург: Machina, 2003.— 184 стр.).

Изучая россыпи философских прозрений Хайдеггера, то и дело вижу, что он предвосхитил почти все идеи современных французских философских классиков. Более того, в томе 26-м почти на каждой странице вижу намеки-указания на "форсинг" в основании математики и логики. причем извлеченных из хода мыслей и интуиций Лейбница. Что касается Бадью, то я в заметке Почему Ален Бадью, как и Мартин Хайдеггер, «недофорсингован» Правой Верой (6 ноября 2013 года), отметил более высокий замах хайдеггеровского Ereignis ("особствление") по сравнению с l'Événement («событие») в главном трактате Бадью «L'Être et l'Événement» (1988).

Мартин Хайдеггер и его 100-томник (Gesamtausgabe), или о философском остове Правой Веры

Восхищаюсь Мартином Фридриховичем Хайдеггером (1889-1976)! Незабываемы вечера 1963 года, когда я читал его двухтомник "Ницше" своему учителю Алексею Фёдоровичу Лосеву (1893-1988), и мы обсуждали текст и даже спорили, а супруга мэтра Аза Алибековна Тахо-Годи хлопотала на кухне, готовя нам ужин. Двухтомник дал мне рецензировать для бюллетеня "Новые книги за рубежом по общественным наукам" мой друг Леонид Иванович Греков (1929-), я вникал вместе с Алексеем Фёдоровичем. Для меня Лосев как родной, а Хайдеггер - как маяк.

Вот и сейчас не могу оторваться, осваивая Марбургские лекции 1923-1924 гг. Хайдеггер готовил тогда свой основной труд "Бытие и Время", а Лосев - ключевой трактат "Философия имени". Оба находились под влиянием феноменологии Гуссерля. Лосевское имяславие я освоил до знакомства с Лосевым, потому что в 1959 году, будучи студентом физического факультета МГУ, прочитал речь Павла Александровича Флоренского "Общечеловеческие корни идеализма", произнесенную за полвека до того в 1909 году в Троицко-Сергиевской лавре, и выучил её наизусть. А Хайдеггер сопряг Имя (Слово) с Бытием (Sein), Временем (Zeit) и человеческим экстатирующим-экзистирующим Dasein. Полный резонанс с той сердцевиной моих интуиций, которую я называю Правой Верой, вобравшей в себя откровения пророков и вероучителей, прозрения поэтов и мудрецов, открытия ученых и технософов. Интеграл или "общий знаменатель" Правой Веры отчеканен в заимствованной у арийских жрецов формуле "Бог Сам Себя приносит Себе в жертву руками своих Детей" (см., например, Ригведа, Мандала X, Гимн 90 К Пуруше, стих 16).

Известная Ханна Арендт, ныне почти классик политической философии, а в те годы ученица и любовница Мартина Хайдеггера, с полным правом называла возлюбленного и будущего члена гитлеровской NSDAP "кайзером философов". Листаю тома 17 и 18 Полного собрания произведений Хайдеггера в пдф-виде. Это как бы доступное изложение тех идей, которые систематизированы в трактате "Бытие и Время". Не могу оторваться! Насколько же проясняются ходы мысли великого философа. Особенно интересны конспекты зимних лекций, сделанные студентом Гербертом Маркузе.

В Панлог-визитке Хайдеггера приведены в пдф-формате все сто томов его сочинений. Сегодня читал два тома - 17 и 18:

Band 17 (1994; XIV, 332 S.; hrsg. Herrmann Fridrich-Wilhelm von) Einführung in die phänomenologische Forschung. ANHANG: Ergänzungen zur Vorlesung aus den Nachschriften von Helene Weiß und Herbert Marcuse / Marburger Vorlesung Wintersemester 1923/24 [II. Abteilung: Vorlesungen 1919-1944] 2., unveränderte Auflage 2006

Band 18 (2002; XIV, 418 S.; hrsg. Michalski Mark) Grundbegriffe der aristotelischen Philosophie. Der Vorlesungstext auf der Grundlage der erhaltenen Teile der Handschrift; ANHANG: In der Vorlesung nicht verwendete handschriftliche Beilagen zum Thema "Kategorien" / Marburger Vorlesung Sommersemester 1924 [II. Abteilung: Vorlesungen 1919-1944]

Изданы тома образцово. Помню, в 1961 году одно время работал в редакции справочной литературы Физматгиза и удивлялся, когда редактировал переводные немецкие справочники, сколько же много там прямых ошибок и просто ляпов. Умный мой наставник в редакторских делах Виталий Исаакович Рыдник объяснял мне, что послевоенные немцы не чета довоенный, потому что утратили напор победителей. Слабеет дух - падает и самодисциплина, необходимая для исполнения долга. Но издание Gesamtausgabe Хайдеггера свидетельствует о возрождении той немецкой добротности-добросовестности, которой славились немецкие ученые.

Я же считаю творчество Хайдеггера как бы философским остовом рационально-критической общезначимой для современного глобализирующегося "общества знания" Правой Веры.

К бессмертию: механистические тупики и субъектная магистраль

Матлогика вплоть до "теста Тьюринга" и программирование вплоть до "искусственного интеллекта" зародились в русле позитивизма, продолжившего механицизм Просвещения, и расцвели в англоязычной среде, поскольку английский язык "проще" и "логичнее", чем, скажем, более "нюансированные" и "сублогичные" немецкий, французский и русский языки. Напомним, что переводы на английский язык Библии или Хайдеггера не способны передать существенные смысловые оттенки. И существенные изъяны имеются в исходных концепциях и "кодах" бессмертия, предлагаемых англоязычными разработчиками и футурологами, типичны в этом плане Рэймонд Курцвейл и Юваль Харари. Они и ряд других футурологв, несмотря на возражения французских, российских и прочих философов, полагают, что уже чуть ли не к 2045 году удастся перенести-продублировать нейромозговую деятельность вплоть до сознания на некий искусственный бионаноквантовый носитель. При поддержке НАСА, Гугла и других корпораций создал Курцвейл в 2008 году Университет Сингулярности в Кремниевой долине, его ответвление с 2017 года функционирует в Москве - "Singularity University является уникальным проектом, основанным Питером Диамандисом, основателем и председателем X PRIZE Foundation и International Space University, и Рэймондом Курцвейлом, футурологом, автором книги «The Singularity is Near»". Вдохновившись Курцвейлем, в 2011 году Дмитрий Ицков создал Стратегическое общественное движение Россия 2045, проведены международные конгрессы и т.д.и т.п., вбуханы миллионы и миллионы баксов.

Одно слово разрушает все эти прожекты - субъектность! Субъектность же, как показано в заметке "Долг выше права, субъектность выше индивидуализма" (1 июня 2020 года), - это не просто свобода воли, но и её направленность (интенциональность) и, самое главное, долг, который предполагает различение добра и зла и соответственно заботу оценивания. Искра Божья субъектности разгорается в пламя познания благодаря целенаправленному воздействию Дьявола-Сатаны в фундаментальнейшем акте т.н. "Грехопадения". Ребенок обретает самоосознание как условие социализации и затем субъектизации благодаря целенаправленному воспитательно-обучающему воздействию со стороны взрослых. Слово человеческое - не просто звуковой образ-знак-сигнал, а прежде всего интенционально-осознаваемый смысл. Слово - словно орудийное жерло, выстреливающее смыслом, который конституирует воспринимаемый человеком мир. Детонатор же выстрела - в "подкорке" самого слова, в его аффирмативно-экстатирующем "Да!", которое по Хайдеггеру выявляет-определяет бытийно-человеческое сущее Dasein. В звуках-сигналах животного нет осмысляющего "Да!", животное типа попугая или "умная машина" может лишь имитационно произносить человеческие слова, но имитация - не осмысление. Тот же Курцвейл десятилетиями занимается в Гугле проблемами распознавания человеческой речи и машинного перевода, но попробуйте воспользоваться Переводчиком Гугла - и убедитесь в тупости полученного результата, утрачены самые существенные нюансы.

Так и с "бессмертием по Курцвейлю". Можно на тот или иной внешний носитель-накопитель сканировать благодаря развитию цифровизации нейроэлектрическую, нейроэлектромагнитную и нейроквантовую активность человеческого мозга и всего человеческого организма, но смыслы слов не локализованы в человеческом теле, они не вмещаются и в социально-коммуникативной сфере, они укоренены во вселенском "коде творения" - tat twam asi ("то ты еси") согласно ведам. Об этом и вещают философы Платон, Лейбниц, Гегель, Хайдеггер, Хомски, Деррида, Бадью и др., которые интегрированы в нашу рационально-критическую субъектную Правую Веру.

Ещё убожистее, чем "цифровой нейромир", упование на заморозку трупа сразу после смерти в надежде разморозить его, когда наука научится оживлять размороженного мертвеца и восстанавливать его память и сознание. До чего наивно! Тем не менее Курцвейл, не особо веря в свои утопии-2045, поручил крионика-компании Alcor Life Extension Foundation заморозить его тело после смерти и ждать, когда медицина позволит восстановить и оживить его. Мои давние друзья трансгуманисты Валерия Прайд и Данила Медведев тоже подсуетились и создали в 2006 году компанию КриоРус, в которой на сегодняшний день в чанах с жидким азотом под Сергиевым Посадом криосохраняются 74 пациента и 41 животное, всего же контракты подписаны почти с полутысячей человек, стоимость заморозки и хранения пациента - 36 тысяч баксов. Поздравляю, но криосохранение ещё тупиковее, чем нейрокопирование или клонирование по геному не только физического тела, что в каком-то приближении возможно, но и психического содержания-состояния - и напомню один из споров на эту тему между двумя моими знакомыми, а именно философом Эвальдом Васильевичем Ильенковым (1924-1979) и нейропсихологом Давидом Израилевичем Дубровским (родился в 1929 г. в городе Орехов Запорожской области, сейчас он участник проекта Россия 2045).

Ильенкова считаю одним из своих учителей, тесно общался с ним в годы моей аспирантуры в Институте философии АН СССР и ректорства в Университете Молодого Марксиста, в его "Космологии духа" (1953) сформулирована правоверная цель саможертвенного уничтожения мира ради воссотворения "из нуля" нового мира, а с Дубровским и его молодым тогда другом Евгением Васильевичем Черносвитовым (1945-09-10 -) дружил в 1970-1980-е годы, они, кажется, иногда даже ночевали в моей люберецкой квартире, и мы, конечно, обсуждали проблемы мозга, сознания, субъективной реальности и т.п. и спор Дубровского с Ильенковым. Этот круг идей и позиций отчасти затронут в почти исповедальной книге Евгения Черносвитова "Формула смерти" (2004) - правда, без упоминания наших бесед. Если Дубровский акцентировал роль нейропсихологических механизмов в восприятии, выработке и обработке информации, в опознании образов, в воображении и мышлении, то Ильенков, отдавая должное роли нейрофизиологической активности в развитии мышления, в том числе у слепоглухонемых детей, отвергал какой-либо нейрофизикалистский редукционизм и отдавал приоритет воздействию языково-коллективному и вообще историко-социальному и даже антропо-эсхатологическому измерениям. Подробнее, например, в работе Алексея Владимировича Сафронова "Историческая онтология сознания. Проблема соотношения формы и содержания на примере некоторых положений концепций Э.В. Ильенкова и Д.И. Дубровского" (Философия и общество, 2016, № 4, с. 78-91).

Философ должен не просто объяснять мир, но и указывать тупики его изменений и подсказывать магистраль развития, в идеале - высшую цель, высший смысл, высший акт и высший долг. Механицисты Просвещения и их последователи от Ламеттри с его книгой "Человек-машина" (1748) до Харари с его бестселлером "Человек-бог" (2016) помогли физиологии, нейропсихологии и т.д. продвинуться к познанию механизмов функционирования человеческого тела и мозга, но попытки имитировать человеческую субъектность и тем более копировать её явно тупиковы. Взглянем на сайты Проект-2045 или КриоРус и убедимся, что первоначальный энтузиазм схлынул, клиентура заметно иссякла. За десятилетия прогресса информационных технологий (ИТ) не удалось даже создать систему более-менее осмысленно-адекватного машинного перевода с одного языка на другой, а пресловутый "искусственный интеллект" (ИИ) - всего-навсего имитация-моделирование стандартных алгоритмов логической обработки информации, доступной человеческим органам чувств и присущих автоматической мозговой деятельности. Но отнюдь не копирование "свободной воли", без которой немыслимо никакое творческое человеческое "Да!". Между тем в прожекты копирования индивидуального человеческого сознания или "воскрешения" трупа умершего человека инвестированы огромные средства. Миллиарды долларов не совсем пропали, поскольку получены некоторые полезные побочные результаты. Однако целесообразнее и выгоднее вкладывать деньги, время и усилия не в тупики, а в магистраль. По-моему, Алексей Сафронов, как и я, понимает нетривиальность субъектности и тщетность потуг её механистического (физикалистского) воспроизведения.Collapse )

Интеллектуальный подвиг Мартина Хайдеггера

Разместил в Панлог-визитке Хайдеггер все доступные тома его Собрания сочинений - всего 96 (http://www.panlog.com/card11263/36/135652/135662). Вскоре в Интернете будут выложены издателями ещё 6 томов. Пока размещал, открывал пдф-ки и погружался в тексты крупнейшего философа 20-го века. Глаз зацеплял ту или иную мысль Хайдеггера, я зажигался, сопрягал с Правой Верой. Сто томов - сокровищница философских прозрений, и поколения за поколением будут припадать к этому источнику, как по сей день припадают к постижениям Платона.

Эти же тома размещены в русском сайте heidegger.ru, но в Панлоге, надеюсь, они будут не менее доступны. Существующие русские переводы иногда отвращают, ведь не все переводчики понимают смысл хайдеггеровских терминов и фраз. Надо отдать должное Александру Дугину, он понимает Хайдеггера, по-моему, лучше Владимира Бибихина.

Посмотрел тома о Ницше и Пармениде. На двухтомник о Ницше я в 1964 году написал рецензию для бюллетеня "Новые книги за рубежом по общественным наукам". Перед этим читал его вслух для подслеповатого Алексея Лосева, у которого был секретарем, и мы горячо обсуждали. Лосеву не нравилось, как Хайдеггер трактовал греков. Сегодня просмотрел хайдеггеровский том о Пармениде (Том 54) и поразился фундаментальности анализа. Трудно оторваться...

Модальная методология Зильбермана и современная модальная логика

Давид Зильберман предложил "универсальный и весьма радикальный проект реформирования самой идеи философии", цель которого - "представить философию как объект новой науки, науки философий, или науки о философиях", причем "исходным условием такой науки представляется создание категориальной системы, в рамках которой можно будет затем разворачивать анализ ее предметностей". И эта "категориальная система, необходимая для конкретного анализа, уже существует - в виде шести классических индийских философий, рефлексий мысли" /даршаны, буквально "отражения (в зеркале) - санкхья, ньяя, веданта, миманса, вайшешика, йога/ (Зильберман Д.Б. Генезис значения в философии индуизма. - Москва: Эдиториал УРСС, 1998. - с. 86).

Исходный и даже уникальный пункт шести "входов" в мир философской рефлексии (Summa Philosophiae) - Ригведа, точнее система сопряжения каждого её стихотворного элемента (пада) с ритуальным действием-почитанием (карма) и с актом самосознающего знания (джнана). "И поскольку эта система создавалась посредством семантической активности мышления, - пишет Давид Зильберман, - тело языка, т. е. сам текст "Ригведы", по сути реализует функции точки отсчета, некоторого Абсолюта, исходя из которого и на основании которого развивалась вся индийская философия и лингвистика. Весьма существенно также, что этот Абсолют содержит в себе рефлексию процедуры своего конструирования, которая впоследствии идентифицируется как "значение" в его текстовой организации" (с. 173).

Главное в Ведах, модальное измерение индийской философии - Богосаможертвоприношение, как и в Правой Вере. "Долг каждого (твоя обязанность) состоит в жертвоприношении". "Это предложение, - отмечает Давид Зильберман (с. 112), - содержится в Ведах и потому рассматривается как достаточное для признания существования эмпирического ego. Ответственность, истина, мораль, и прочие атрибуты человеческой деятельности существуют лишь постольку, поскольку индивид данного общества правильно воспринимает смысл вышеприведенного высказывания, применительно к которому он выступает лишь в роли грамматического субъекта. В противном случае это ведическое предложение бессмысленно. Каждый индивид должен выводить факт своего собственного существования, свои моральные обязательства, нормы поведения и т.п. не из своего осознания (по типу cogito) мира, а из своей способности воспринять ведическую фразу: "Жертвуй!" как безусловный приказ, и только затем толковать ее, посредством "императивной грамматики", как смысл своих действий. Теория "категорического императива" проистекает в данном случае не из рассуждений относительно морали, как в кантовском случае, а из восприятия ведического текста. В том же аспекте следует понимать и идею свободы как "осознанной необходимости" в мимансе. Эта формула, Śabaraswamin, дословно совпадает с гегелевской, и в этом смысле может считаться ее "гомологом. Вообще вся миманса может интерпретироваться в в качестве концептуального "гомолога" гегельянства, с тем лишь различием, что ее "объективная реальность" есть мышление о Ведах, тогда как гегелевское - мышление о мышлении".

Характерно, что Мартин Хайдеггер в трактате "Бытие и время" в §2 "Формальная структура вопроса о бытии" углубляет "мышление о мышлении" до предзаданности бытия, почти "гомологичного" предзаданности Ригведы, причем хайдеггеровский экзистенциал бытие-к-смерти сродни ведическому e. "Как искание спрашивание нуждается в опережающем водительстве от искомого (Als Suchen bedarf das Fragen einer vorgängigen Leitung vom Gesuchten her). Смысл бытия должен быть нам поэтому уже известным образом доступен. Было отмечено: мы движемся всегда уже в некой бытийной понятливости. Изнутри нее вырастает специальный вопрос о смысле бытия и тенденция к его осмыслению. Мы не знаем, что значит "бытие". Но уже когда мы спрашиваем: что есть "бытие"?", мы держимся в некой понятности этого "есть", без того чтобы были способны концептуально фиксировать, что это "есть" означает. Нам неведом даже горизонт, из которого нам надо было бы схватывать и фиксировать его смысл. Эта усредненная и смутная понятность бытия есть факт" (с. 5). Разработка вопроса о бытии требует "экспликации способа всматривания в бытие, понимания и концептуального схватывания смысла... Всматривание во что (Hinsehen auf), понимание и схватывание, выбор, подход к чему (Zugang zu) суть конститутивные установки спрашивания и сами таким образом модусы (Seinmodi) определенного сущего, того сущего (des Seienden), которое мы, спрашивающие, всегда сами есть. Разработка бытийного вопроса значит поэтому: высвечивание некоего сущего - спрашивающего - в его бытии. Задавание этого вопроса как модус бытия (Seinsmodus) определенного сущего само сущностно определено тем, о чем в нем спрошено, - бытием. Это сущее, которое мы сами всегда суть и которое среди прочего обладает бытийной возможностью спрашивания, мы терминологически схватываем как Dasein" (с. 7).

Поскольку язык Ригведы - как бы "примордиальный" дарованный в откровении "дом бытия", то даршаны - "воззрения" на Веды (Давид Зильберман иногда использовал слово "воззревание", "гомологичное" хайдеггеровскому "всматриванию"). Хайдеггер подчеркивал неразрывность спрошенного (Gefragtes), которое направляет вопрошание, опрашиваемого (Befragtes), которое "должно быть определено и доведено до понятия", и "собственно выведуемого" выспрашивающего (Erfragte) ("то, на чем спрашивание приходит к цели"). Ритуализированная Ригведа содержит эти три момента - обязывающий-зовущий, ... .

Хайдеггер отмечает также бытийные модусы вопрошания-всматривания, а Зильберман отмечал, используя терминологию семиотики, чтоCollapse )

Анатолий Фоменко и Александр Дугин - графоманизация информации

Оба эрудированы и увенчаны учеными регалиями, оба опубликовали десятки фолиантов, оба пишут быстрее, чем я могу прочесть. Тем не менее кое-что прочитал и взял на заметку. Ведь оба перелопатили немало книг и статей, до которых я ещё не добрался, так что труды Фоменко и Дугина полезны для меня как более-менее систематизированные архивохранилища информации. Казалось бы, ныне при наличии в Интернете мощных баз данных и поисковиков не так уж и сложно собирать нужные сведения по той или иной теме, но это требует часов.


Правда, информация в книгах Фоменко и Дугина подобрана односторонне и истолковывается тенденциозно и иногда вообще неадекватно. Главный же изъян в построениях обоих - явная неполнота привлекаемой информации, подогнанной к надуманному исходному "коду". Фоменко исходит из некой измышленной "новой хронологической шкалы", а Дугин - из трёх "логосов" (Аполлон, Дионис, Кибела).

Проблема "спектра" логосов, языков, культур действительно нуждается в решении, кто только ни пытался подступиться к ней. Спектр порождается кодом. Чем глубже код, тем основательнее спектр. Дугин опирается на Хайдеггера, но не совсем глубоко понимает главное его прозрение о Dasein. Хайдеггеровский Dasein человека и дугинский Дазайн народа - разные вещи, причём Da у Хайдеггера определяется его аффирмативной ипостасью, а у Дугина -указательной ("вот!"). И не акцентируется волевая ипостась хайдеггеровского высшего акта Ereignis, чем умаляется его эсхатологический смысл. Между тем помню, как в 1964 году читал полуслепому Алексею Фёдоровичу Лосеву двухтомник Хайдеггера о Ницше, в котором Ereignis сопрягался с Вечным Возвращением.

Нет отсылки к трудам Алена Бадью, который постигает Ничто и Ereignis через призму оснований математики и соответственно типологизирует возможные философии - см. мои заметки Почему Ален Бадью, как и Мартин Хайдеггер, "недофорсингован" Правой Верой (6 ноября 2013 года), Занимаюсь осмыслением философии Алена Бадью (13 ноября 2013 года), Ален Бадью "Манифест за философию (1989) - правоверное прочтение 03, Ален Бадью "Манифест за философию" (1989) - правоверное прочтение 04 (24 февраля 2017 года), и др. Поскольку в моих заметках уже не воспроизводится обсуждаемая там схема Бадью, см.:


И уж совсем странно отсутствие у Александра Дугина ссылок на труды Давида Зильбермана - он не мог их не знать, Давид Беньяминович публиковал свои тексты по модальной методологии и по классификации культурных традиций через типы мышления с 1972 года.